Приглашаем посетить сайт
Хаткина Н. В. Мировая литература от античности до Ренессанса.
Глава 2. Средневековая литература

Глава 2

Средневековая литература.

Средневековая литература — период в истории мировой лите­ратуры, который начинается в поздней античности (IV—V вв.), а за­вершается в XV в. Провозвестником западноевропейской средне­вековой литературы стало появление христианских Евангелий (I в.), религиозных гимнов, перевод Библии на латинский язык.

Целостный облик средневековой литературы определяют на­родное творчество, античные традиции и главным образом вли­яние христианства. Возникает рыцарская литература, развивает­ся героический эпос.

Религиозная система христианства пронизывает все стороны че­ловеческой жизни. Именно религия и определяет большин­ство жанров средневековой литературы: видения, духовные стихи, жития.

Устное народное творчество в раннем Средневековье прес­ледовалось христианской церковью как языческое. Гонениям подвергались и античные произведения. Литература периода развития феодальных отношений была значительно богаче.

Фольклорные предания легли в основу героического эпоса, ко­торый считается высшим художественным достижением Сред­невековья.

Во Франции - это «Песнь о Роланде», в Германии - «Песнь о Нибелунгах», в Испании — «Песнь о моем Сиде». Рыцарство также создает свою литературу. Это и разнообразные романы, и лирика трубадуров и менестрелей.

Многогранна городская литература, где преобладают жанры дидактические, смеховые, аллегорические. В храмах, на папертях и площадях формируются театральные жанры: религиозные — мистерия, миракль, моралите; светские — прежде всего фарс.

В среде служителей культа создается ли­тература на латинском языке. Пишутся жи­тия святых, спасают от греха «видения», из богослужений вырастает церковная драма.

Чтобы понять средневековую литерату­ру, необходимо учитывать особенности сознания человека того времени, его рели­гиозное восприятие действительности.

Католическая церковь исходила из кон­цепции, согласно которой земная жизнь являлась лишь слабым отражением иной, высшей, небесной жиз­ни. Земное существование было всего лишь подготовкой к пере­ходу в иной мир. В самой человеческой природе выделялись ду­ховное, «высокое» начало и «греховная» плоть.

Жанр видения — опи­сание чуда, которое раскрывает ясновидцу судьбу грешных и пра­ведных душ. Это описание наставляет читате­лей на путь истинный. Популярность видений была в те времена велика. Прозаическое «Виде­ние Тнугдала» (XII в.) и стихотворное «Виде­ние Фулберта» (нача­ло XIII в.) сохранились во многих рукописях. Центральный художе­ственный прием виде­ний - «откровение во сне».

Одобрялся и насаждался аскетизм, подчеркивались пагубность страстей, гре­ховность плотской любви. Это накладывало отпечаток на кон­цепцию человека в средневековой литературе. Художественное осмысление личности зачастую подавалось как некая схема. Ры­царь изображался непременно мужественным, король — муд­рым и лишенным пороков, крестьянин — прижимистым и хит­рым.

Однако схемы преодолевались индивидуальными талантами и стихией народного творчества.

Церковный пафос покаяния и умерщвления плоти захлестывала стихия карнава­ла—в этом вся неоднородность и сложность средневековой культуры и литературы в частности.

Представители военно-дворянского сословия создавали свои легенды, многие из которых воплощались позднее в романы. Та­кова, например, легенда о Тристане и Изольде. Верный рыцарь корнуольского короля Марка, его племянник Тристан, добро­вольно ищет королю невесту и привозит Изольду. Однако в пути рыцарь и прекрасная девушка выпивают по ошибке любовный напиток. Отныне Тристан и Изольда связаны страстью столь же сильной, как жизнь и смерть. Между ними происходит ряд тай­ных свиданий, составляющий интригу легенды и романа. В конце концов они изобличены и осуждены. Любовники бегут и долго скитаются по лесу. Затем Марк прощает их и возвращает Изольду ко двору, Тристану же велит удалиться. Легенда оканчивается смертью любящих.

Эта легенда много раз обрабатыва­лась и в стихотворной, и в прозаической форме. Уже в конце XIX в. вышла книга Жозе-фа Бедье «Роман о Тристане и Изольде».

Французский трувер (бродячий поэт) XII в. Кретьен из Труа разрабатывал тема­тику бретонского цикла легенд о короле Артуре и рыцаре Ланселоте, а также ко­ролеве Джиневре и рыцарях Круглого стола. В этих романах воплощался кодекс нравственности, религиозности, благо­родства, самоотвержения, обязательный для всякого истинного рыцаря.

Средневековые легенды включали в себя мифологические сюжеты, напри­мер легенду о Дикой охоте, имеющую кельтские источники. В романах были сильны христианские мотивы, встречались весьма вольно изложенные пересказы из античности. Так, миф о сиренах воплотился по-своему в немецкой легенде о Лорелее (Лореляй) — девушке, которая сидит на скале посреди ре­ки Рейн и, расчесывая гребнем прекрасные золотистые волосы, заманивает пением рыбаков.

На весь мир известна средневековая немец­кая легенда о крысо­лове, который сначала увел за собой с по­мощью волшебной дудочки всех крыс из города Гаммельна и утопил в реке Везер. Когда же бургомистр не выдал загадочному флейтисту обещан­ной платы, тот увел с ее помощью всех детей.

Эта легенда вдохновляла многих писателей поздней­шего времени, в том числе и великого Гёте.

Литературы разных регионов в период Средневековья раз­вивались независимо друг от друга.

Так, на Востоке литература практически не испытала влияния христианства, наложившего такой отпечаток на западно-европейскую литературу.

Несмотря на самобытность литератур Западной Европы, Ближнего и Дальнего Востока, на жанровом уровне обнаружи­ваются и определенные типологические сходства.

Так, букваль­но повсюду наблюдается переплетение народной темы и возвы­шенной любовной и военной или гражданской поэзии. Повсеместно происходит развитие повествовательного жанра новеллистического типа (китайская танская новелла, француз­ские лэ, фаблио, арабская любовная новелла), причем в иерар­хии средневековых народов он занимает одно их низших мест.

© 2000- NIV