Приглашаем посетить сайт

Александра Никитина. Знакомство с театром на уроке.
Урок № 1. Дороги Средневековья.

СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ТЕАТР

Михаил БЫКОВ

Александра НИКИТИНА

Урок № 1

ДОРОГИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

© Данная статья была опубликована в № 06/2008 газеты "Искусство" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.

Средние века, может быть, одна из самых притягательных культурных эпох для наших детей. Средние века — это разбойники и рыцари, волшебное оружие и тайные знания. Сколько самых разнообразных игр — от книжек-конструкторов до реальных приключений — построено на сюжетах и образах Средневековья! Только вот не всегда дети знают и помнят, из какого времени, из каких стран пришли к ним рыцарские гербы, алхимические инструменты, вольные школярские песни. Они знают о Средневековье достаточно много и в то же время не догадываются, что они это знают. Поэтому первая наша задача — разбудить память, собрать воедино все, что мы помним об этой огромной и удивительной эпохе.

Игра «Снежный ком»

Итак, для начала мы усаживаемся в общий большой полукруг и по очереди называем слова-ассоциации, которые у нас возникают при размышлении об эпохе Средневековья. При этом нам важно собраться, настроиться на динамичную работу, и поэтому мы не просто называем слова, а играем в игру «Снежный ком». Это значит, что мы не затягиваем паузы между словами, а называем свои ассоциации в ритме, заданном педагогом. Но самое главное — прежде чем произнести свое слово-ассоциацию, мы повторяем по порядку все слова, названные предыдущими товарищами. Слова как бы налипают друг на друга, как снежинки на снежный ком.

Например, в полукруге сидят Маша, Паша, Даша, Ваня и Таня. Маша говорит: «дама». Паша говорит: «дама, кавалер». Даша говорит: «дама, кавалер, конь». Ваня говорит: «дама, кавалер, конь, кольчуга». Таня говорит: «дама, кавалер, конь, кольчуга, щит».

Будем надеяться, что в вашем полукруге не пять, а двадцать пять учеников. И поэтому круг ассоциаций гораздо шире и богаче. А последнему, двадцать пятому участнику, повторять все ассоциации веселее и труднее всего. Если он справился, хорошо бы его поприветствовать бурными аплодисментами. По ходу игры не стоит обсуждать, верна или не верна, точна или не точна, интересна или не очень ассоциация. Но в конце игры стоит спросить детей, какие слова кажутся им в получившейся цепочке лишними, какие самыми уместными, а какие самыми интересными. И вот так в три столбика их хорошо бы быстро выписать на доску именно так, как предлагают дети. Можно так же, в три столбика, записать их в тетради. Это нам пригодится для того, чтобы потом, когда уроки, посвященные Средневековью, будут подходить к концу, проверить, как и почему мы распределим эти слова теперь, обладая новыми знаниями и представлениями.

Просмотр фрагментов
из кинофильмов

В идеале следующая часть нашей работы — просмотр кадров из художественных фильмов. Хорошо сделать монтаж из фильмов «Седьмая печать» И. Бергмана, «Король Лир» Г. Козинцева, «Имя Розы» Ж. Ж. Анно. Кадры дают представление о том, какие разные люди оказываются на этих дорогах: идут паломники и пилигримы, рыцари, собирающиеся в поход и возвращающиеся из похода, нищие и воришки, инквизиторы везут клетку с несчастной ведьмой, тащится повозка комедиантов. А вот, взявшись за руки, уходят с земной дороги на небесную умершие от чумы, и вдали им указывает путь фигура Богородицы.

Перед тем как включить телевизор, мы просим учеников расслабиться и постараться запомнить, какие ощущения в теле вызовет просмотр. Нам сейчас важно оказаться там, среди этих людей, почувствовать их не только разумом, но и всеми чувствами. После просмотра делимся ощущениями: кому-то тяжело рассказывать о телесных ощущениях, но кто-то вспоминает, что участилось или замерло дыхание, был холодок в груди, тяжесть в ногах, а у кого-то, напротив, голова стала легкой, тело — упругим. Каждый чувствует по-своему. Важно только, чтобы дети научились прислушиваться к собственным ощущениям.

А теперь попробуем вспомнить, кого мы видели на большой дороге, кто, как и почему мог там оказаться. Не составляет труда натолкнуть группу на осознание того, что там могли оказаться представители практически всех сословий. Разорившиеся крестьяне, разбитые воины, школяры, беглые монахи и даже опальные вельможи. А теперь важно понять, как могут устроить свою жизнь люди, выкинутые на дорогу. Самая очевидная мысль, которая обычно приходит первой, — разбойничья шайка, лесное братство, робин гуды. А еще? Наверное, можно наняться солдатом в голодное войско. А чем жить, если не хочешь воевать? И тогда, вспоминая комедиантскую повозку из фильма «Седьмая печать», кто-нибудь догадывается, что можно зарабатывать на хлеб актерским трудом.

Итак, общая часть урока, когда мы все работали в одном большом полукруге, завершена.

Работа с текстом

Теперь учащимся надо объединиться по случайному принципу в маленькие творческие группы. Хорошо, если в каждой будет по пять человек. Каждая группа садится тесным кружком — так, чтобы ее участники оказались лицом друг к другу и спиной ко всем остальным. Представим себе, что такой кружок сидит в лесу у костра или у очага на постоялом дворе. Каждый кружок — группа собравшихся только что вместе комедиантов. Они рассказывают друг другу истории своей жизни. Кроме пяти видимых собеседников, в кругу есть еще двое. Мы не видим их, но можем услышать их рассказ о том, как и почему они попали в актеры. Именно они и начнут.

Прочитаем в каждом маленьком кружке по два текста.


ТЕКСТ 1

Современный английский филолог и писатель Барри Ансуорт так представил себе путь в актеры бродячего театра в романе «Моралите».

То ли ангелы, то ли демоны привели меня к актерам в то время, когда мое безумие ввергло меня в столь великую нужду. Не стану скрывать свои грехи, иначе чего стоит их отпущение? В тот самый день голод толкнул меня на блуд, а из-за блуда я потерял свой плащ.

Я ведь только бедный школяр со штанами, открытыми ветрам небесным, как говорят люди, и не могу ничем похвастать, кроме латыни, но я молод, хорошо сложен, хотя ростом и коротковат, и женщины порой на меня заглядывались.


***

Слабость моего положения заключалась в том, что бедствия мои явились следствием моих же легкомыслия и греховности. Я причинил горе моему епископу, коему обязан тонзурой, который всегда обходился со мной как отец. Это же не в первый раз я ушел без разрешения, но в третий, и всегда в майское время года, когда кровь бродит. Причина на этот раз была иной, но брожение тем же: меня усадили переписывать напыщенное переложение Гомера, сделанное Пилато. Птицы распевали во всю мочь, распускался боярышник. Я уложил мой мешок и покинул дом. Когда я повстречал комедиантов, был декабрь, цветы давно увяли. Я лишился священной реликвии, которую хранил уже несколько лет, купив у священника, только что вернувшегося из Рима, — лоскутка от паруса ладьи святого Петра. Я проиграл ее в кости. И затем, утром того дня, когда я повстречал их, я лишился своего теплого плаща. Когда судьба свела меня с ними, я промерз до костей, изнывал от голода и впал в полное уныние под этими ударами судьбы. Я хотел вновь стать частью сообщества, не быть больше в одиночестве. Сообщество комедиантов предложило мне приют, хотя они были бедны и сами голодали.


ТЕКСТ 2

Франзузский романтик Теофиль Готье в романе «Капитан Фракас» так представил себе путь в актеры бродячего театра.

Тощие руки нищеты качали колыбель ребенка, и высохшие сосцы питали его. В раннем возрасте, лишившись матери, которая зачахла в этом обветшалом замке от скорбных мыслей о незавидной участи сына, он не видел ласковой и любовной заботы, окружающей детей даже в самых неимущих семьях. Отец, которого он все же искренне оплакивал, выражал свое внимание пинками в зад и приказами высечь мальчика. Теперь же скука так одолевала молодого барона, что он только порадовался бы, если бы отец вновь поучил его на свой лад, потому что отцовские колотушки, которые сын вспоминал, умиляясь до слез, — тоже вид общения с себе подобными, а четыре года после того, как старый барон упокоился под каменной плитой в фамильном склепе Сигоньяков, молодой человек жил в полном одиночестве.


***

— Однако меня немало удивляет, — сказал Блазиус (актер заехавшей в замок труппы), — что столь благородный дворянин, каким, по-видимому, являетесь вы, сударь, губит свою молодость в безлюдной глуши. Вам, господин барон, следует отправиться в Париж — око и пуп мира, приют умников и храбрецов, озаренный солнцем королевского двора.

Лицо Сигоньяка покрылось краской не то стыда, не то радости. С одной стороны, родовая гордость возмущалась при мысли стать должником жалкого комедианта, с другой же — его чувствительную душу тронуло столь чистосердечное предложение, а к тому же отвечавшее заветному желанию молодого барона. Итак, решившись без долгих колебаний, он попросил комедиантов подождать его.

— Ну а теперь каждый в полукруге расскажет свою историю. Кем сидящий здесь был до того, как попал на большую дорогу, что вытолкнуло его из дома, как и почему он решил податься в актеры?

После пятнадцати минут рассказов в маленьких кружках было бы хорошо, чтобы выбранный руководитель каждой маленькой труппы коротко рассказал всему полукругу, кто собрался в его театральной семье.


Просмотр слайдов

Теперь, когда все познакомились, мы должны вспомнить о том, что, путешествуя по большим дорогам, мы видели не только кровь, грязь и нищету, но и прекрасные соборы и величественные замки, мы слышали торжественную музыку в храмах и веселые плясовые на праздничных площадях. Нам нужно обновить эти впечатления, и поэтому мы посмотрим слайды, на которых изображены средневековые замки и храмы внутри и снаружи, и послушаем фрагменты средневековой духовной и народной музыки. Чтобы посмотреть 15–16 слайдов и прослушать 5–6 музыкальных фрагментов, нам понадобится около трех минут.

И вот теперь, когда мы знаем друг друга, чувствуем, какая жизнь нас окружает, внутри каждой маленькой актерской труппы мы должны посовещаться и решить, о чем, в какой форме и с каким зрителем мы хотим поговорить нашими спектаклями.

Можно предложить группам листочек с приблизительными вопросами.

Задание на карточках

1. Вспомните ваши биографии и подумайте, для какого зрителя вы больше всего хотели бы играть: для крестьян, горожан, для знати или даже для королей?

2. Вспомните картины большой дороги и ваши телесные ощущения там, вспомните замки и храмы, музыку и подумайте о том, какие темы вам хотелось бы затронуть в своих спектаклях, о чем поговорить со своими зрителями? Может быть, вы хотели бы поговорить о любви, или о войне, или о вере, или о власти? Или о чем-то совсем другом, или обо всем сразу?

3. Подумайте и о том, какие чувства вам хотелось бы вызвать в ваших зрителях, а следовательно, какой жанр выбрать? Шутку, фарс, сказку, драму, трагедию?

На это обсуждение в малых группах отводится не более трех минут. Напоследок все группы делятся своими мыслями в общем кругу.

© 2000- NIV