Приглашаем посетить сайт

Александра Никитина. Знакомство с театром на уроке.
Урок № 4. Идеология и эстетика классицизма

ТЕАТР БАРОККО И КЛАССИЦИЗМА

 

Александра НИКИТИНА,

Михаил БЫКОВ

 

Урок № 4

Идеология и эстетика классицизма

Классицизм так же, как и барокко, — реакция на крушение идеалов Возрождения. Если человек-творец превращается в монстра, сметающего все на пути к своей творческой цели, — следует ограничить его волю. Барокко ищет это ограничение в воле Творца, классицизм — в воле государства. Барокко стремится познать истину через смирение перед Господом и мистическое откровение, классицизм — через служение государству и строгое повиновение государственному закону. Барокко воспринимает культуру и философию античности сквозь призму средневекового христианского мистицизма, отождествлявшего Платона и Вергилия с предтечами Христа, угадавшими, предчувствовавшими основы его учения. Классицизм возвращается к формализованному, рационалистическому восприятию античности в качестве свода норм и правил, свойственных представителям ученой драматургии раннего Возрождения. Философ, ставший духовным лидером новой, рационалистической эпохи, — Декарт: “Я мыслю, следовательно, я существую”.

Классицизм к началу 30-х годов XVII века казался во Франции предпочтительным как для художников, так и для власти. Жестокая неорганизованная стихия пьес А. Арди и его менее плодовитых и одаренных собратьев, отсутствие у них внутренней задачи, вкусовая непритязательность пьес маньеризма стали претить взыскательной публике и взыскательным поэтам. Они соскучились по идейности и строгости формы. И эти настроения помогли им на некоторое время объединиться вокруг идей власти.

Но говорить об этом ученикам пока рано. На этом уроке они сами познакомятся с теорией классицизма, попробуют реконструировать классицистические правила и нормы и применить их на практике, поразмышлять об их необходимости и ограничениях, которые они накладывают на художника и зрителя. Полученные знания пригодятся им и в последующих уроках. Предполагается, что ученики уже знакомы с барочной картиной мира (уроки № 1 и 2).

Пространство класса разделено на пять рабочих зон так, чтобы образовалось место для презентации. Осталось разделить класс на четыре (для начала) рабочих группы. Заодно повторим предыдущий урок.

Заготавливаем четыре карточки: удивление, отвращение, горе, порицание – по одной на группу.

Остальные карточки для каждого:

• рука с вытянутым указательным пальцем обращена в сторону партнера;

• пальцы сцеплены, руки заломлены над головой или опущены к поясу;

• голова повернута направо, руки протянуты налево и как бы отталкивают партнера;

• руки, согнутые в локтях, подняты до уровня плеч, ладони обращены к зрителям.

Ученики вытягивают карточки и группируются, находя соответствия.

ЗАДАНИЕ 1

Группы получают набор карточек и таблицу для заполнения.

Прочитайте карточки и вспомните ситуацию во Франции в XVII веке.

• Королевская власть во Франции к концу XVI века при содействии горожан закончила объединение страны, сломив мощь крупных феодальных сеньоров.

• По мере укрепления буржуазии слабело дворянство, существовавшее на свою феодальную ренту, на королевские пенсии и подачки. Однако дворянство все еще оставалось господствующим сословием, привилегии которого являлись нерушимыми до Великой французской буржуазной революции XVIII века.

• Некоторые слои и группы дворянства периодически восставали против абсолютизма — и в годы так называемых религиозных войн (1562–1594), и в годы правления кардинала Ришелье (1624–1643), и в период Фронды (1648–1653); все же дворянство в целом по мере укрепления буржуазии цеплялось за королевскую власть, дававшую устойчивую гарантию сохранения его привилегий.

• При Людовике XIII (1610–1643) бразды правления государством находились в руках кардинала Ришелье. Этот знаменитый министр довел до апогея присущую французскому абсолютизму централизацию и монархическую дисциплину. Он покончил с политической независимостью гугенотов, подавил ряд крестьянских восстаний и феодальных заговоров, создал крепкую систему центрального и местного управления.

• Ришелье основал Французскую академию, окружил себя поэтами, художниками и критиками, стремясь поставить литературу и искусство на службу своей политике. Он содействовал формированию классицизма как общегосударственного стиля.

• После смерти Ришелье и Людовика XIII на престол вступил пятилетний Людовик XIV (1643—1715). Регентшей при нем стала его мать Анна Австрийская, а фактическим правителем государства — кардинал Мазарини. Феодальная знать сделала попытку вернуть былое могущество. Одновременно поднялся утесненный политикой Ришелье парижский парламент. Началась гражданская война, называемая Фрондой (1648–1653). Это было широкое антимонархическое движение, в которое были втянуты представители разных сословий.

• При Людовике XIV после подавления Фронды начинается полоса относительно мирного развития абсолютной монархии, ее высший расцвет.

• Людовик XIV покровительствовал поэтам, художникам, музыкантам, актерам. При дворе происходили великолепные празднества и спектакли, на которые тратились огромные деньги.

• Рене Декарт (1596–1650), великий французский философ и ученый. Философия Декарта представляла своеобразное сочетание материалистических и идеалистических элементов. Его учение о телесной субстанции основывалось на материалистическом истолковании явлений внешнего мира. Напротив, его учение о духовной субстанции было идеалистично, потому что Декарт выводил существование человека и всего внешнего мира из мышления (он утверждал в знаменитом тезисе: “Я мыслю, следовательно, я существую”).

• Книга Декарта “Рассуждение о методе” (1637) явилась сигналом к борьбе против всякого рода вольностей в области мышления. Декарт сформулировал здесь основные идейные устремления Франции периода абсолютизма, развив и углубив рационалистическое мышление, появившееся в предыдущем веке и являвшееся характерным признаком ранней буржуазной культуры эпохи Возрождения.

• Противопоставление разума и чувства в дуалистической философии Декарта.

Попробуйте представить себя на месте кардинала Ришелье и его последователей. Вам нужно создать новую идеологию и эстетику, отвечающую реалиям времени. Для этого необходимо заполнить пустые клеточки в колонке “Классицизм”.

Структура мировоззрения  Барокко Классицизм
“Вершина мира” Бог    
“Главная ценность”   Откровение   
“Взаимодействие человека с миром” Личный мучительный поиск    

Группы совещаются, заполняют таблицу, затем выбирают спикера и эксперта. Спикер группы, закончившей работу первой, рассказывает, как они заполнили таблицу, и аргументирует позицию группы, остальные спикеры либо соглашаются, либо добавляют свое, либо выдвигают контраргументы. Затем эксперты совещаются и выбирают наиболее точные, на их взгляд, решения. По окончании задания эксперты возвращаются в свои группы.

Задача педагога — помочь выйти к следующей триаде: Король, Рационализм, Следование долгу. (Хотя, возможно, они будут сформулированы по-другому.)


ЗАДАНИЕ 2

В 1637 г. Ришелье становится инициатором художественно-судебного расследования, которое Французская академия затевает против пьесы “Сид” драматурга Пьера Корнеля, поскольку в ней нарушаются нормы классицизма.

Попробуем разобраться.

Для начала прочитаем манифесты французских классицистов и сформулируем своими словами правила для драматургов. Необходимо письменно составить максимально подробный свод правил.


РАБОЧИЙ МАТЕРИАЛ

МНЕНИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ АКАДЕМИИ

Ничто беспорядочное не может никому нравиться. Если и случается иногда, что пользуются успехом пьесы неправильные, то это происходит либо потому, что они в чем-нибудь являются верными правилам, либо в силу каких-нибудь исключительных достоинств, которые так увлекают ум, что он долго не замечает идущих рядом с ними искажений. Если же, наоборот, некоторые правильные пьесы не удовлетворяют нас, то в этом виноваты не сами правила, а авторы, коих бесплодный ум не сумел найти достаточно богатый материал для их произведений.

Насколько мы можем судить, Аристотель признавал только два вида правдоподобного: обыденное и необыкновенное. Под обыденным понимается то, что случается с людьми в соответствии с их званием, возрастом, характером и страстями; так, например, купец ищет прибыли, ребенок совершает опрометчивые поступки. Необыкновенное — это то, что случается редко и противоречит обычному порядку вещей; например, если ловкий и злой человек оказывается обманутым или сильный человек — побежденным. К необыкновенному относятся все неожиданные события, приписываемые случаю, но не противоречащие естественному ходу вещей.

Для того чтобы действие было правдоподобным, нужно правильно соблюдать время, место, условия, в которых оно происходит, эпоху и нравы. Главное же — необходимо, чтобы каждый персонаж действовал согласно своему характеру и, например, злой не имел добрых намерений. Стремиться к точному соблюдению всех этих правил заставляет нас то, что не существует иного пути к созданию произведений прекрасных, изумляющих и пленяющих душу и наилучшим образом дающих поэзии возможность приносить пользу.

Но мы утверждаем, что не всякая правда хороша для театра. Бывает правда чудовищная, которую надо изгонять для блага общества, или если ее нельзя совсем скрыть, то говорить о ней как о явлении ненормальном.

B таких случаях главным образом поэт и бывает вправе предпочесть правде правдоподобие и лучше разрабатывать сюжет вымышленный, но разумный, чем правдивый, но не отвечающий требованиям разума.

Одно из основных правил подражательной поэзии — это не перегружать произведение таким множеством материала, которое лишает поэта возможности придать ему необходимое изящество и развернуть действие надлежащим образом.


Франсуа д’Обиньяк.
ИЗ "ПРАКТИКИ ТЕАТРА"

Если со сцены говорит король, то он должен говорить так, как подобает королю, потому что его сан является обстоятельством, которое нельзя обойти, не нарушив правдоподобия (если только не существует причины, устраняющей это исходное обстоятельство, — когда, например, король переодевается другим человеком). Мало, однако, того, что король должен говорить сообразно своему сану; нужно также, чтобы сцена изображала то место, где он произносит речь: ибо многие речи и поступки выглядят правдоподобными только тогда, когда произносятся и совершаются в определенном месте. Кроме того, необходимо обозначить и ясно определить время, когда король произносит речь, поскольку сама эта речь нередко от времени зависит, — например, государь, отправляющийся на битву, говорит совсем не так, как тогда, когда эта битва уже завершилась победой или поражением.

Правило единства места становится ныне общепризнанным, однако находятся еще неучи и люди недалекие, полагающие, что оно уничтожает красоту изображаемых событий. По их мнению, ее нельзя не погубить, подчиняя происшедшие в разных местах события этому правилу. И какой бы довод им ни приводили, они его упорно отрицают, пребывая в напрасной убежденности, что такое правило невозможно соблюсти. Недоучки, которые чаще всего также несведущи, ощущают правоту тех, кто стремится утвердить это правило, но выдвигают все же возражения, столь мало достойные людей, занимающихся словесностью, что я нередко их жалею, хотя они и вызывают у меня сильное желание рассмеяться.

Действие пьесы должно быть ограничено кратким и точно определенным промежутком времени, в соответствии с правилом Аристотеля.


Жан Буало.
ИЗ "ПОЭТИЧЕСКОГО ИСКУССТВА"


Старайтесь с первых строк обдуманным зачином
Сюжет наметить нам в движении едином.
Смешон мне тот актер, кто мямлит и везет,
Не в силах сразу нам раскрыть событий ход;
Интриги медленной едва таща сплетенья,
Не развлеченье он дает, а утомленье.
Уж лучше имя бы свое склонял нам он,
Твердя, что он Орест или Агамемнон,
Чем, всякой ерунды нагромождая горы,
Ему не говоря, слух утомлял и взоры.
Не бойтесь же скорей раскрыть сюжет нам свой.
Пусть в рамках действие предстанет предо мной.
За Пиренеями порой рифмач удалый
Всего в один лишь день вгоняет лет немало
И в диком действии событья гонит вскачь;
И юноша герой — в финале бородач.
Но нас, кто разума законы уважает,
Лишь построение искусное пленяет;
Пусть все свершится в день и в месте лишь одном, —
И в зале до конца мы зрителей найдем.
Невероятным нас не мучьте, ум тревожа:
И правда иногда на правду непохожа.
Чудесным вздором я не буду восхищен:
Ум не волнует то, чему не верит он.
Что видеть нам нельзя, пусть нам рассказ изложит;
Живое действие в нас впечатленья множит,
Но вкус разборчивый нередко учит нас,
Что можно выслушать, но должно скрыть от глаз.


Жан Шаплен.
ИЗ "ОБОСНОВАНИЯ ПРАВИЛА 24 ЧАСОВ"

Если воспользоваться вашим же сравнением, то можно сказать, что дело обстоит точно так же, как с написанными по правилам картинами, в которых хороший художник всегда воплощает лишь основное событие, а если изобразит и другие — в глубине или в стороне, — то таким образом, что они будут непременно зависеть от главного; скажу больше: это будут события одного дня и единственно потому, что глаз может объять единовременно лишь одну вещь, а его способность видеть ограничена определенным пространством. Таким образом, если не соразмерять картину с возможностями человеческого глаза, предназначенного быть ее судьей, то вместо того, чтобы убеждать и волновать ярким воспроизведением вещей, а удивленный глаз заставлять обманываться ради собственной выгоды, воображению была бы предоставлена возможность разоблачить ложь показанного и таким образом помешать искусству выполнить его предназначение: затрагивать чувства зрителя утверждением правды. Воспроизведение одного события в едином времени для художника не менее важно, чем наличие всех других элементов, которые, по мнению невежд, будто бы единственно и определяют воздействие картины на зрителей; итак, картина окажется неправдоподобной, если в ней предстанут два различных времени и места и таким образом глазу явится возможность опознать фальшь изображенного подобно тому, что произошло бы, если пропорции отдельных тел оказались неверно согласованными между собой, свет и тени разбросанными наугад, а надлежащая близость и удаленность предметов не принятыми в расчет, и к каждому предмету, короче говоря, пришлось бы пририсовать таблички: это человек, а это лошадь. Думается, что высказанное выше положение извлечено из самой природы, и, хотя многое еще можно добавить в подтверждение его основательности, я полагаю, что изложил основы, и поэтому предпочитаю предоставить вам возможность поразмыслить самому, нежели задерживать ваше внимание на вопросе, на мой взгляд, решенном.

После составления правил группы по кругу зачитывают по одному правилу из свода, пропуская повторяющиеся. Затем сдают эти своды правил вновь собранной группе экспертов (эксперты могут быть другими).

ЗАДАНИЕ 3

Задание это будет разным для рабочих групп и для группы экспертов.

I. Эксперты, пользуясь рабочими листами предыдущих заданий, а также текстом “шпаргалки”, создают на ватмане максимально подробную схему “Мир классицизма”. Для этого понадобятся ватман, цветные карандаши, маркеры.

II. Остальные группы получают рабочий материал и “шпаргалку”. Необходимо найти отступления от идеологии и нарушения норм классицизма в пьесе Корнеля “Сид”, в том числе сравнивая отрывки из этой пьесы с другой пьесой Корнеля — “Никомед”.


“Шпаргалка”

1. Цель классицистического драматического произведения — воспитание идеальных граждан монархического государства. И в этом значительное отличие от аристотелевского понимания цели — достижение катарсиса. Ришелье и воспитанные им теоретики французского классицизма объявляют Аристотеля эстетическим мерилом и святыней, но при этом предлагают свою версию его эстетики, далеко не тождественную первоисточнику.

2. В классицистическом произведении речь должна идти об интересах государства. Представитель этих интересов — монарх. Он один, будучи помазанником Божьим, решает, что есть зло и что благо, и принимает на себя ответственность за все решения, поступки и события. Следовательно, “романтические” литературные сюжеты о любви и личных терзаниях должны быть устранены.

3. Сюжеты должны заимствоваться из истории, желательно, чтобы это была античная история, и лучше всего — римская, потому что там наиболее полно выражена идея гражданственности. Совершенно исключаются фольклорные, средневековые, сказочные и мистические сюжеты — они внерациональны и негосударственны. Исключаются также сюжеты из истории стран, с которыми Франция находится в напряженных политических отношениях. Видеть во врагах героев и граждан — антипатриотично.

4. В драматическом произведении должно соблюдаться единство действия. Не должно быть второстепенных сюжетных линий (побочных сюжетов), героев, уводящих нас от основной линии борьбы. Не должно быть места случайности и неожиданным поворотам сюжета. Действие должно развиваться логически рационально по одной магистральной линии. Требование единства действия на самом деле восходит к Аристотелю. Но если для Аристотеля важно, что в ограниченном времени драматического произведения зрительское внимание не должно распыляться, то для Ришелье важно, чтобы действие было логически структурировано и вело к однозначному выводу.

5. В драматическом произведении должно соблюдаться единство времени — события должны охватывать не больше 24 часов, а в идеале — от рассвета до заката. Это требование также приписывалось Аристотелю. Однако он только отмечал, что драматурги классического периода греческой античности чаще всего выстраивают действие в соответствии с этим законом, потому что так легче организовать единство действия. При этом Аристотель отлично осознает, что все древние трагики отступают от этого закона, когда он мешает художественному замыслу пьесы.

6. В драматическом произведении должно соблюдаться единство места. Действие должно проходить самое большее в пределах одного города. Чаще всего — в пределах одной городской площади. А в идеале все должно совершаться в одной зале. И это требование скорее приписывается Аристотелю, чем реально от него исходит. Аристотель отмечает, что несовершенство театральной техники не позволяет античным авторам менять место действия. Однако они его меняют. Как мы помним, очень любит смену действия Аристофан. В пьесе запрещены аффективные сцены. Сильное переживание не должно иметь физического воплощения: никаких драк, убийств, любовных сцен. (Об этом можно только рассказывать, когда все уже свершилось за сценой.) Идея заключается в том, что действие тем напряженнее, чем оно сосредоточеннее на мысли. Никакой физики — только биение духа.

7. Требуется строгое разделение на жанры. Высший — трагедия. Низший — комедия.

Трагедия — высший жанр Комедия — низший жанр
Адресована высшему сословию — дворянству   Адресована низшим сословиям — мещанству и простолюдина
Должна воспитывать дворян в духе героического служения государству   Должна воспитывать низшие сословия в духе скромности, непритязательности и трудолюбия
Героями трагедии могут быть только высокородные — дворяне и высшее духовенство Героями комедии могут быть только представители третьего сословия
Герой трагедии должен вызывать восхищение. Эмоциональное сопереживание нежелательно Герой комедии имеет право быть только смешон. Простолюдин не имеет права трогать зрительские чувства
Высокий слог. Только высокая патетика. Бытовые слова исключены В комедии возможна только обыденная разговорная речь, но без площадной грубости и вольностей
Трагедии пишутся только александрийским стихом, то есть шестистопным ямбом — 12 слогов в строке с ударением на втором слоге Комедии могут писаться прозой или облегченным стихом


Синопсис “Сида”

Испания. Война с маврами далека от завершения, но у Кастильи уже есть свой первый король — дон Фердинанд. У короля — два славных полководца. Старый полководец дон Диего помог ему покорить врагов и взойти на престол. Полководец в расцвете лет и славы — дон Гомес — помог отнять у врагов Андалузию и держать в повиновении все завоеванные ранее провинции.

У короля есть дочь — донья Уррака. По положению инфанты она обязана ждать венценосного жениха, но ей мил простой юный рыцарь, ни разу не бывший в бою, Родриго — сын дона Диего. Чтобы побороть страсть, она знакомит Родриго со своей подругой — Хименой, дочерью дона Гомеса, и поощряет рождающуюся в них влюбленность. Инфанта беспрестанно грезит о Родриго, но уговаривает себя, что его любовь к Химене способна охладить ее чувства. Химена грезит о браке с Родриго: отец ценит его, а двор ему покровительствует. Но иллюзиям героев суждено развеяться. Отцы Химены и Родриго дон Гомес и дон Диего вступают в жестокий конфликт.

Король назначает воспитателем наследника дона Диего. Дон Гомес не может смириться с выбором, ибо достойным этой должности считает только себя. Он стремится оскорбить и унизить дона Диего, и даже замечание противника, что “верноподданный не смеет обсуждать приказы короля”, не способно его остановить. Дон Гомес дал пощечину сопернику в королевском парке, а старый дон Диего оказывается неспособным поднять оружие. Сам король требует от дона Гомеса принести оскорбленному извинения, но и тут гордыня побеждает. Дон Гомес уверен, что король без него не удержит власть, и, значит, король не посмеет его наказать. Однако следует приказ короля о заточении дона Гомеса в темницу, но придворные не успевают его исполнить, поскольку юный Родриго по приказу отца вступает в схватку с врагом и убивает его. Теперь Химена для него потеряна — по закону кровной мести она должна требовать смерти Родриго. А инфанта Уррака не может отказаться от надежды получить юного героя.

Тем временем дон Диего не слишком опечален душевной мукой сына, но боится, что тот позорно падет от рук друзей дона Гомеса. Он узнает, что на Севилью, где происходит действие, под покровом ночи идет флотилия мавров. В доме дона Диего пятьсот верных друзей собрались, чтобы отомстить дону Гомесу. Но так как этого уже не требуется, дон Диего решает отдать их под командование Родриго, чтобы тот имел возможность спасти город и корону от врагов и тем заслужить себе славу, монаршью милость и защиту от мести дома Гомесов. Молодой Родриго встречает своего отца. До этого он побывал у Химены, которую просил казнить его за убийство ее отца, но получил отказ.

Он подчиняется воле своего отца и встает во главе войска, сообщая рыцарям, что действует по приказу короля. В бою ему удается не только отбить нападение, но и захватить в плен двух вражеских царей. Те удостаивают его имени Сид, что значит “владыка”, “повелитель”. Теперь король Фердинанд обязан ему сохранностью трона, а инфанта грезит о возведении его самого в высочайшее звание. Химена же, напротив, мнит, что теперь, когда милый сердцу враг силен, она обязана до конца мстить за гибель отца. Леонор, воспитательница инфанты, стремится восстановить в сердце Урраки чувство долга, а Эльвира, воспитательница Химены, — обуздать неразумную гордость своей подопечной.

Король отказывает Химене в просьбе казнить Родриго, но разрешает один поединок с рыцарем, который захочет вступиться за честь Гомеса и в случае победы взять Химену в жены. Родриго полагает, что Химена искренне жаждет его гибели, и готов идти на поединок с доном Санчо, как на казнь. Но тут сама Химена не выдерживает и просит Родриго не отдавать ее без боя нелюбимому супругу. Родриго выбивает меч у своего противника, но оставляет его в живых. Король приказывает Родриго встать во главе войска и совершать новые подвиги, а Химене повелевает через год, по истечении срока траура, стать женой Родриго.

Пьер Корнель. “СИД” (1)

Дон Родриго, Xимена, Эльвира.


Дон Родриго


Разя виновного, не домогайтесь казни,
Но сами жизнь его прервите без боязни.

Xимена

Эльвира, мыслимо ль? Нет сил перенести!
Родриго у меня! Родриго смел прийти!

Дон Родриго

Пролейте кровь мою; вкусите наслажденья
И гибели моей, и вашего отмщенья.

Xимена

Ах!

Дон Родриго

Выслушай меня.

Xимена

Нет сил!

Дон Родриго

Единый миг...

Xимена

Нет, дай мне умереть!

Дон Родриго

Лишь слово, сердца крик;
Потом ответь мечом, вручаемым любовью.

Xимена

Который весь еще облит священной кровью!

Дон Родриго

Химена...

Xимена


Убери чудовищный клинок!
В нем страшный для меня и гибельный упрек.

Дон Родриго

Смотри бестрепетно, чтобы с судьбой не спорить,
Чтобы разжечь свой гнев и мой конец ускорить.

Xимена

Ведь эта кровь — моя.

Дон Родриго

Окрась его моей.
Ты этим истребишь последний след твоей.

Xимена

Жестокий человек, отца мечом разящий
И зрелищем меча дочь павшего казнящий!
Прочь, убери его, с ним я не вижу дня;
Ты просишь выслушать — и мучаешь меня.

Дон Родриго


Я подчинюсь тебе, но мысли не покину
Принять из рук твоих желанную кончину;
Затем, что даже страсть не может мне велеть.
О мной содеянном бесславно пожалеть.


“СИД” (2)


Дон Родриго, Xимена, Эльвира.

Дон Родриго

Что скажут о тебе, прощающей врагу?
На преступление ответствуя любовью,
Какие поводы ты подаешь злословыо!
Заставь его молчать и, честь свою храня,
Не медли долее и умертви меня.

Xимена

Еще почетнее тебя в живых оставить;
И должен злейший враг меня до звезд прославить,
О бедствиях моих сочувственно скорбя,
Узнав, что я люблю и не щажу тебя.
Уйди, моя печаль не в силах видеть доле
То, что я призвана утратить поневоле.
Но сумраком ночным окутай свой уход:
Пускай тебя никто не встретит у ворот.
Единственной из всех причиною злоречий
Могла бы послужить огласка нашей встречи.

Мое достоинство избавь от клеветы.

Дон Родриго


Убей меня!

Xимена


Уйди.

Дон Родриго

Так что ж решила ты?

Xимена

Хотя мой правый гнев смущаем так тревожно —
Для мщенья за отца исполнить все, что можно;
Но я бы все-таки счастливою была.
Когда бы ничего исполнить не могла.

Дон Родриго


О дивная любовь!

Xимена

О страшный миг разлуки!

Дон Родриго


Как много за отцов мы примем слез и муки!

Xимена


Родриго, кто бы ждал?

Дон Родриго

Химена, кто бы мог?

Xимена


Чтоб радость всех надежд пресек столь горький рок!

Дон Родриго


Чтоб возле пристани внезапное ненастье
Так неожиданно разбило наше счастье!

Xимена

О скорбь смертельная!

Дон Родриго

О тщетная печаль!

Xимена


Уйди, ужели же меня тебе не жаль!

Дон Родриго

Прощай; иду платить плачевной жизни ношу,
Пока ее навек под топором не сброшу.

Xимена


И если он падет, клянусь тебе, любя,
Ни мига не дышать на свете без тебя.
Теперь прощай; иди и скройся незаметно.

Эльвира


Когда нам кажется, что утешенье тщетно...

Xимена

Ты докучаешь мне, уйди отсюда прочь;
Тоскующей нужны безмолвие и ночь.


Пьер Корнель. “НИКОМЕД”


Прусий, царь Вифинии. Никомед, старший сын Прусия от первого брака.


Прусий

Вот и вы! Что привело сюда?

Никомед

Желанье самому к родительскому трону
С почтеньем положить еще одну корону,
Желанье вас обнять и видеть, как в ответ
Вы мне даруете и ласку, и привет.
Вся Каппадокия, все царства Понта стали
Отныне вашими и как бы право дали
Мне поспешить сюда, чтоб вас благодарить
За вашу доброту, за то, что вам служить
Вы мне позволили и царственной рукою
Своею славою вы делитесь со мною.

Прусий

Объятья ни к чему, и вы могли б вполне
В посланье выразить всю благодарность мне;
И было ни к чему проступками своими,
Победу одержав, свое позорить имя;
Но если армию покинул генерал,
То преступлением я это бы назвал,
И если бы не вы предстали предо мною,
Он заплатил бы мне своею головою.

Никомед


Виновен, признаюсь: порыв так пылок был,
Что разум мой не мог умерить этот пыл;
Сыновняя любовь была тому виною,
Что воинский мой долг сегодня попран мною.
Но если б тот порыв, вняв разуму, угас,
Лишился бы тогда я счастья видеть вас;
И вот я предпочел за столь большое счастье
Виною заплатить, простительной отчасти,
В надежде, что судьей над нею будет вновь
Такая ж пылкая отцовская любовь.

Прусий

Отцу достаточно малейшего предлога,
Чтобы виновного судить не слишком строго.
Вы были лучшею опорой мне, и ждет
Вас ныне при дворе особенный почет;
Я римского посла сегодня принимаю,
И пусть увидит он, как вам я доверяю:
Принц! Выслушав его, ответьте за меня —
Ведь настоящий царь теперь уже не я.
Я только тень царя; одну лишь эту малость —
Почетный титул мой — оставила мне старость,
Теперь не мне, а вам у мира на глазах
О государственных заботиться делах.
Окажут почести сегодня вам, но знайте:
На вас лежит вина, о ней не забывайте,
Верховной власти вред был ею причинен;
Вернитесь же к войскам — вред будет устранен.
Придайте прежний блеск самодержавной власти;
Она утратит смысл, разъятая на части;
Но как нетронутой была мне вручена,
Такой же пусть и вам достанется она.
Народ глядит на вас, готов на вас молиться,
Но, с вас беря пример, он вам не подчинится.
Пример ему другой вам надлежит подать:
Пока вы подданный, покорность мне являть.

Никомед

Я повинуюсь вам, но пусть повиновенье
Получит, государь, от вас вознаграждение:
В Армении давно царицу ждут свою,
Всех преграждавших путь разбили мы в бою;
Коль скоро наш эскорт отправят с нею вместе,
Ее сопровождать я домогаюсь чести.

Прусий

Что ж, домогаетесь вы этого не зря:
В эскорте должен быть сам царь иль сын царя.
Но, отправляя в путь царицу, мы при этом
Решили действовать в согласье с этикетом
И подготовить все как следует, а вам
Покуда предстоит отправиться к войскам.

Никомед

Она хотела бы без лишних церемоний...

Прусий

Нет! Это причинит ущерб ее короне,
Но вот идет посол, готовьтесь к встрече с ним,
А об отъезде мы потом поговорим.

После знакомства с рабочими материалами и обсуждения группам необходимо сформулировать свои обвинения в адрес Корнеля с точки зрения теоретиков французского классицизма. Образцом могут служить тексты из предыдущего задания.

Далее эти обвинительные заключения зачитываются.

Группа экспертов совещается и выбирает самое убедительное, на их взгляд, обвинение, после чего демонстрирует свою работу — наглядную карту “Мир классицизма” и объясняет ее.

Следующее задание можно выполнить в классе, если останется время, или дать в качестве домашнего задания, если времени не хватит.

Предлагается написать эссе на любую из следующих тем:

• “Рождение классицизма — необходимость или прихоть элит?”

• “Человек в мире классицизма: радости и муки”.

• “Мировоззрение классицизма: устаревшее и актуальное”.

© 2000- NIV