Приглашаем посетить сайт

Александра Никитина. Знакомство с театром на уроке.
Карнавал познания.

СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ТЕАТР

 

Михаил БЫКОВ

Александра НИКИТИНА

КАРНАВАЛ ПОЗНАНИЯ
О правилах игры

© Данная статья была опубликована в № 06/2008 газеты "Искусство" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.

Уважаемый читатель! Прежде чем вы познакомитесь со всеми материалами, предложенными для изучения истории средневекового театра, нам хотелось бы договориться о «правилах игры» — так будет легче общаться. Мы думаем, что сочиненные нами занятия могут оказаться полезными прежде всего для учителей МХК, литературы, истории и для руководителей детских театральных коллективов. Но мы не исключаем также, что они пригодятся учителям изобразительного искусства, преподавателям технологии и истории религии, классным руководителям, воспитателям групп продленного дня и вообще достаточно широкому кругу педагогов, прилагающих усилия к личностному развитию учащихся.

Нам очень хочется надеяться, что вы прочитали статью «Принципы театральной педагогики на уроке искусства» в первом номере газеты «Искусство» за 2007 г. Если не читали — загляните туда, чтобы не пришлось многое объяснять заново. Хотя, может быть, вы поймете все и без подсказок.

Еще было бы здорово, если бы вы немного освежили в памяти материалы № 4 за 2007 г. Он посвящен истории античного (греческого и римского) театра. Заглянув в этот номер, вы вспомните, что знают наши ученики о становлении западноевропейского театра, когда приступают к изучению театра средневекового. А еще вы вспомните, какими учебными и творческими навыками они уже хоть немного владеют.

Актеров в театральных институтах учат, что каждая сцена должна развивать действие, а не начинать его заново. Энергия, накопленная с начала спектакля, помогает разогревать актера все больше и больше, чтобы каждое новое событие было мощнее предыдущего. Собственно, это правило важно и для педагогики. Каждый новый цикл уроков как бы стоит на плечах предыдущего. Только тогда мы по-настоящему учимся, карабкаемся вверх и перед нами открываются все новые и новые горизонты познания.

Хотя, конечно, каждый цикл уроков, как каждая мини-драмма в огромном массиве средневековой мистерии, имеет обособленный сюжет и обладает целостной структурой. Выстроенная вами логика обучения вполне может потребовать изолированного изучения той или иной темы. Более того, каждое из предложенных нами занятий может существовать как внутри единого цикла, так и отдельно от него. И тогда часть уроков может оказаться адресована младшим подросткам, а часть — старшим школьникам. Разумеется, предложенные нами разработки для этого нужно будет несколько модифицировать. Но если учитель знает, каких образовательных результатов он хочет достичь, это не так уж сложно. Каждая представленная нами тема предлагается для сдвоенного урока.

Александра Никитина. Знакомство с театром на уроке. Карнавал познания.

Рисунок годичного круга праздников

Начиная разговор о новой эпохе развития театра, мы не можем обойтись без выяснения того, чем, собственно, она интересна нам и нашим ученикам.

Все подростки увлекаются рыцарями, волшебным оружием, предсказаниями великих магов и волшебников Средневековья. Многие игровые сообщества воспроизводят структуры средневековой жизни, виртуальные игры эксплуатируют средневековые образы, и литература жанра фэнтези построена на реконструкции утраченных элементов средневековой культуры. Значит, хоть маленький начальный интерес к эпохе, скорее всего, у наших учеников сформирован. Но, возможно, все не так уж просто. Те, кто активно участвует в средневековом карнавале, разворачивающемся в пространстве современного города, кто носит сумки и куртки с надписью «Camelot», кто прячет лица под готическим гримом, играет в компьютерные игрушки с рыцарями, с ног до головы одетыми железом, иногда даже не знают, что соприкасаются с образами средневековой культуры. А если и знают, то нечасто могут ответить на вопрос: за что сражались рыцари, почему исчезли волшебники и существует ли связь между каменным жертвенником, на который всходит Великий Лев Ослан (фэнтези Льюиса Клайва «Хроники Нарнии»), круглым столом короля Артура и распятием. Если вдуматься — кто и когда раскрывал детям смысл средневековой символики?

Например, для многих из тех, кто учился в главном театральном институте страны ГИТИСе (ныне РАТИ) в 1980-е годы (а среди них, между прочим, такие замечательные современные режиссеры, как Сергей Женовач, Роман Козак, Евгений Каменькович), увлекательный мир Средневековья впервые открыла педагог зарубежной литературы Нина Петровна Банникова. Именно она познакомила тогдашних студентов с трудами М. М. Бахтина, Г. Н. Грановского, Й. Хейзинги, Ж. ле Гоффа, А. Я. Гуревича. Учебник Банниковой по истории зарубежной литературы, изданный Московским институтом открытого образования и Всероссийским центром художественного творчества, послужил хорошим пособием для многих московских учителей МХК. Но живые лекции, коряво записанные в тетради, для тех кто их слышал, теплее и объемнее.

На вводной лекции по Средневековью Нина Петровна говорила примерно так: «Средневековые философы верили очень искренно, и при этом были очень любознательны. Они безусловно поверили в то, что Бог — везде, и стали искать его в капле росы, лепестке цветка, в человеческом сердце. И поэтому родились великая наука и великое искусство». Рассказывая о миросозерцании средневекового человека, и в частности поэта, ученого, богослова, она всегда удерживала прямую и обратную перспективу повествования, помещая героя на перекрестье времен между античностью и современностью. Она учила видеть, что взял средневековый человек у своих предшественников и что подарил нам, потомкам.

В тетрадках, где записывались лекции Банниковой, со временем появились конспективные вставки из разных книжек, посвященных средневековому театру, а также мысли, подслушанные и собственные. Выдержки из этих тетрадей мы хотим предложить сейчас вниманию читателя.

Лики эпохи

Средневековье занимает в истории человечества огромный хронологический период: самые ранние памятники создавались еще на грани древнего и нового времени во II–III веках, хотя записаны были в основном в XI–XII веках. Весь этот период, условно датируемый с V и до XI–XII веков, называется «ранним Cредневековьем», а период с XII до XV веков – «зрелым», или «высоким», Cредневековьем. Иногда его называют также проторенессанс, или предвозрождение.

Источники средневековой культуры:

• античная культура и искусство бродячих площадных забавников;

• языческие праздники и обряды;

• христианская культура, христианские тексты, месса, литургия.

Конец античности богат философскими школами: скептики, эпикурейцы, поздние пифагорейцы, стоики — все они были агностиками, то есть отрицали возможность постижения мира. Мир стал слишком сложным. Завоевания смешали различные культуры. Жизнь казалась тяжелой и страшной, а боги перестали помогать. И тогда встал вопрос: а есть ли они? Впервые возникла мысль, что если нет богов, то нет и запретов — все дозволено. Реакцией на чудовищную безнравственность римского двора стало появление ареопагитиков. Это были нравственные правила и выписки из литературных произведений, близкие библейской проповеди. Мир был готов к возникновению объединяющей и нравственной религии.

Римские боги были очень далеко от человека, а Христос жил рядом. Античность преклонялась перед человеческим разумом, а тут впервые оказалось, что разум не всесилен — страдание внерационально. Новая религия призывала к состраданию, она не игнорировала боль, обиду. Многие века после этого европейские народы мыслили прежде всего образами христианской религии: зло равно дьяволу, добро равно Христу. Но между народной верой и государственной религией почти всегда пролегала пропасть. Политики запрещали читать текст Нагорной проповеди, потому что хотели забыть о равенстве. Пылали костры инквизиции. Крестовые походы проходили под покровительством как светских, так и духовных властей.

Однако именно церковь строила школы, университеты и больницы. Именно церковь копила и умножала знания. Деньги на исследования и на приборы давала церковь. Спровоцировав толчок мысли, она не могла запретить человеку продолжать мыслить. Монахи были мыслителями огромного масштаба. Церковная латынь, хотя и была мертвым языком, стала языком международным. С ее помощью передавались знания, накопленные всей предыдущей культурой.

То, что нельзя было сказать словами, говорила архитектура. Собор — причудливый образ мироздания, созданный средневековым человеком. Иерархическая схема вертикали: небеса и рай, земной мир, преисподняя — наполнена очень своеобразным содержанием. Нередки изображения Девы Марии как простой бедной крестьянки и Христа как бедного сельского пастуха. А рядом с этим химеры и чудовища, языческие орнаменты. Таким средневековый человек видит мир.

Театральная культура

Театральная культура так же разнообразна, полна, противоречива и причудлива, как литература и архитектура. Зрелище — разрешенный грех. Во время карнавала язычество и христианство смешиваются, порок смеется над добродетелью, вассал над сюзереном, бедняк над богачом.

Римские мимы вызывали у ранних христиан ужас своей сексуальной распущенностью, но не меньший ужас тем, что они смеялись над своими богами, выставляя их в чудовищном свете. С развитием христианской культуры бродячие труппы актеров переместились в Константинополь, а затем разбрелись по всей Европе. В античную эпоху в различных городах, например в Александрии, в праздник Диониса на повозках изображали сцены из жизни бога виноградарства и театра, а в Средние века фигура Диониса заменяется фигурой Христа, хотя порядок и антураж праздника остаются прежними. В V–VI вв. в Суассоне под Парижем одновременно идут театральные игры по римскому и христианскому обычаю: на площади гистрионы водят медведей, а в церквях служатся мессы и разыгрываются тропы.

На протяжении всего Средневековья сами церковники ведут споры о развлечениях. В VII в. церковь все еще грозится запретить постановку комедий, трагедий и сатировых драм, дионисийские празднества. Грозится, но не запрещает. И примерно в это же время (точно не датировано) играется пьеса «Христос — страстотерпец», главной героиней которой является Дева Мария, а основной сюжет — Голгофа и Воскресение. В этой пьесе использован текст Еврипида, в основном «Вакханок». Мария говорит словами Агавы, Гекубы, Медеи. В XII в. на площадях Прованса разыгрываются пантомимы, передающие сюжет пьес Теренция, античные мифы, истории из жизни великих римлян. И все это в традициях аристофановского комического театра. А в 1175 г. в Кентербери состоялось представление «Святого Воскресения», в котором обсуждаются вопросы отношений сеньоров и вассалов.

В XV–XVI вв. в Англии представления делились на летние и зимние. Летние игрались на открытом воздухе, а зимние — в домах именитых и богатых людей, в пиршественных залах между столами. Летние представления устраивали в праздник Корпус Кристи — Тела Христова (лат. Corpus Christi), 1 мая в День святого Лазаря, 22–23 июня в день летнего солнцестояния, в день святого Георгия; зимние — на Рождество.

Годовой цикл театральных праздников Средневековья отражает представления людей того времени о природе человека. Человек как существо земное не может быть совершенным. Без допущения нечестивости невозможна и благость. Это означает, что святым становится раскаявшийся грешник. Праздники в течение года позволяют пережить грех (Карнавал — Пасха), раскаяние (Миракль и Моралите — Рождество) и искупление (Священное действо и Мистерия — Корпус Кристи).

Корпус Кристи вплоть до Возрождения остается самым известным театральным праздником Европы. Идея праздника заключается в том, что город — единое ТЕЛО, подобное мистическому телу Господню.

Из античной культуры в Средневековье приходит и живет по сей день карнавал (в европейской традиции он оформляется в XIII в.) Карнавал — это время и пространство свободы и равенства. Это смещение и переворачивание средневековой иерархии. Слуги поносят господ. Пародируются светские и церковные церемониалы. Серьезный в другие дни мир хохочет. Запретная плоть торжествует над духом.

Во Франции, Италии, Германии, Испании, Швеции играли «Битву Поста с Карнавалом». Сюжет этого праздника запечатлен Брейгелем. При выборе Короля, Князя или Папы карнавала устраивали шутовские состязания: кто скорчит самую невероятную гримасу, кто издаст самый неприличный звук; такие состязания включали традиционный обмен остротами, переругивание. Князь карнавала ехал на надутом осле. В его костюме сочетались языческие и христианские элементы. В толпе вместо младенцев несли спеленатых кошек. Простолюдины сражались на палках, пародируя рыцарские турниры.

На старинном рисунке изображен карнавал на площади Св. Марка в Венеции: стоят скамьи для публики и на разных площадках идут представления — выступают акробаты, танцоры, певица с гитарой, гистрионы и шарлатаны, рекламирующие лекарства, показывают бой быков.

В Англии до 1561 г. проходили Майские игры. Древний обряд подразумевал выборы майских принца и принцессы, поливание водой и заключение символического брака. Майская принцесса могла просить о помиловании одного преступника (выбор майского принца). Героя называли Зеленый Робин или Зеленый Джек. Этот праздничный сюжет запечатлен в балладах о Робин Гуде и о Тиле Уленшпигеле. Представление игралось обычно восемь дней во время ярмарки. Все зрители должны были купить эмблему, причислявшую их к Зеленому Братству или пройти испытания. Соревнование в стрельбе из лука, другие виды рыцарских и крестьянских состязаний и исполнение мавританского танца объединяли актеров и зрителей, были интерактивной игрой.

Генрих VIII Тюдор (1491–1547), при котором была проведена Реформация, в молодости сам принимал участие в майских играх, а в поздние годы своего правления их запретил, однако майские игры время от времени проводились. В Эдинбурге в 1561 г. произошел такой случай. Городские власти запретили праздник, но 12 мая молодой сапожник был избран Робин Гудом, и представление состоялось. За это актер был приговорен к повешению. 21 июля события легенды стали реальностью: у подножия виселицы Робин Гуд был отбит у стражи. Ворота города заперли, власти спрятались в городской тюрьме и приказали открыть огонь по безоружным. Толпа сломала тюремные ворота. Начались переговоры, и власти пообещали бунтовщикам амнистию, однако обещание не сдержали. Между властями и бунтовщиками началась длительная война. С этого момента майские праздники были окончательно и категорически запрещены.

Так или иначе, древние обрядовые и греко-римские формы театра в Средние века постепенно утрачивали свое значение, и на смену им пришел новый, христианский театр. Его самые первые и наивные формы возникли на заре христианства из естественной потребности проповедников-миссионеров рассказать о жизни и учении Христа народам, не знавшим латинского, греческого и арамейского.

Апофеозом средневекового театра стала мистерия, расцветшая в эпоху позднего Средневековья и превзошедшая карнавал своей зрелищностью и экспрессией. Если готический собор — застывший образ мироздания, то мистерия — модель мироздания в действии. Собор можно созерцать. В мистерии можно участвовать. Ты участник, даже если ты только зритель, потому что находишься в гуще событий. Наличие центральной площадки для главного события и множества маленьких площадок, где действие идет одновременно, демонстрирует отсутствие времени для Бога — одновременность истории.

Мистерия родилась из городских процессий в честь религиозных праздников. Она близка карнавальной культуре, имеет общие с нею корни и единое пространство средневекового города. Мистерия была для жителей города исключительной по своему значению. Ежедневная жизнь текла размеренно и однообразно. Все одновременно шли к заутрене, на работу, на обед, все одновременно ложились спать. И цеховое производство было унифицировано: заказы получал цех, и все делали совершенно одинаковые канонизированные вещи. В этом мире мистерия становилась источником новой информации и сильных чувств, а еще и временем проявления творческой воли и фантазии.

Организаторами представлений были цеха и муниципалитеты.

За несколько месяцев до игры трубачи «оглашали» мистерию — звали всех желающих в город принять участие в ее сочинении. Авторы — образованный люд (студенты, богословы, юристы, врачи) — создавали единый сценарий по одному из трех циклов: ветхозаветному, новозаветному или апостольскому. Значительная часть текста была импровизационной, но в особо патетических местах использовались куски из самых разных произведений: античных трагедий и комедий, житий святых, рыцарских романов — все шло в ход. Во время представления автор мог стоять среди актеров с книгой, распоряжаться происходящим и подсказывать текст. Это никого не смущало и никому не мешало.

Ремесленники готовили оформление: повозки и помосты, декорации, реквизит и костюмы. Каждый цех готовил один эпизод. Цеха оформляли и ставили сцены каждый по своему профилю. Судостроители — Ноев ковчег, оружейники — изгнание из рая. За несколько дней до показа устраивали смотр, или парад, мистерии: шествие в костюмах и показ декораций. В дни представления мистерии город был украшен и заперт, она могла длиться от трех до сорока дней.

Мистерия тяготеет к площади. Площадь средневекового города сродни римскому форуму. Это соборное место. Средневековый человек боится одиночества: он привык жить на улице.

Во Франции мистерия сохраняет структуру шествия — повозки, стекающиеся к главной площади, выстраиваются в ряд. А в Германии повозки располагаются по форме площади — неправильному квадрату или кругу. Франция тяготеет к соблюдению вертикали — трехъярусная сцена с раем, землей и адом. А Германия укладывает вертикаль на плоскость площади: низ — это запад, верх — восток.

У церкви на востоке — алтарь, на западе — сцены Страшного суда. Пространство площадного театра развивает темы пространства церкви и в то же время соответствует строению греческой сцены: запад (слева) — чужие, восток (справа) — свои. Со стороны рая играли сцены Распятия, Воскресения, Вознесения, со стороны ада — бесовские действа. А Страсти — посередине. Народ на площади находился в гуще библейских событий. А вот зрители, располагавшиеся на балконах и крышах, были только наблюдателями. И все-таки, как и зрители античного театра, они переживают театральные события всем городом.

Визуальная культура для Средневековья ведущая, она объединяет всех едиными образами. Глубина игровой площадки невелика и весьма условна, потому что Средневековье не знает протяженности пространства. Оно меряется событиями или человеческим телом. Душа преодолевает пространство за мгновение. Поэтому и перемещения героев (оживание на разных частях симультанной установки или передвижение по ней) мгновенно. Границы, в том числе между жизнью и смертью, преодолимы.

В мистерии все метафорично, и все события мировой и библейской истории предстают связанными друг с другом: из семечка яблока Евы вырастает дерево, из которого делается затем крест для распятия. Ковчег Ноя и Ковчег Завета — прообразы храма, который строится в конце первого дня мистерии на глазах у зрителей. И одновременно Ноев ковчег — это Гроб Господень, через который выходит Дух Святой (голубка или свет).

И в то же время мистерия часто рассказывает о проблемах того города, где она играется, о простой жизни простых людей.

В «Мистерии страстей», разыгранной во Франции, Ной — моряк, Мария и Иосиф — бедняки. Здесь, как и в храмовой скульптуре, изображается знакомое. Костюмы современные. Ирод — в турецком одеянии с саблей на боку. Римские легионеры — в современной солдатской форме. В «Мистерии об осаде Орлеана», поставленной в 1429 г., англичане — захватчики, французы — патриоты. Возможно, именно в этой мистерии произошло первое появление реального исторического персонажа — Жанны д’Арк.

Средневековый зритель чувствовал себя участником происходящего. Так, например, однажды экзальтированный горожанин обиделся, что Божья Матерь явилась язычнику, римскому императору, сломал языческого кумира, сбросил императора с повозки, и, только когда полез на «небо» (на крышу передвижной сцены), толпа поняла, что это не по сценарию. Другой зритель так расстроился, что Христос, несмотря на просьбы Марии, не принял на небо неразумных дев, что с горя запил и умер.

Мистерия была наиболее полным выражением средневекового миросозерцания во всей его сложности, его художественной кульминацией и финалом.

В 1548 г. магистрат Парижа выпустил декрет, запрещающий мистерию. В Англии мистерии были запрещены при Елизавете Тюдор, дольше всего они задержались в Испании.

Мистерия погибла вместе со своим временем по нескольким основным причинам:

• запрет церкви в силу профанации духовных идей и разросшейся балаганной, сатирической части представления;

• крушение экономической базы из-за разрушения цехов и гильдий в силу изменившихся экономических отношений и зарождения индивидуального предпринимательства — капитализма;

• нападки со стороны гуманистов вследствие ее расхождения с «Поэтикой» Аристотеля, а также чувственности и жестокости.

Но закат мистерии стал вместе с тем и восходом нового театра — театра эпохи Возрождения.

И еще о правилах

То, что интересно и дорого нам, не обязательно должно быть так же интересно и дорого другим. То, что задевает нас сегодня, не обязательно так же остро откликнется в нас завтра. То, что мы знаем сегодня, мы просто не могли знать вчера. Поэтому, придумывая занятия для наших детей, мы стараемся думать прежде всего о том, что будет интересно и нам и им. И совсем не обязательно предлагать детям сразу все знания, воспринять которые они, может быть, еще не готовы.

© 2000- NIV