Приглашаем посетить сайт

Александра Никитина. Знакомство с театром на уроке.
Урок № 8. Главная тема театра испанского Возрождения

ТЕАТР ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Александра НИКИТИНА

УРОК № 8

Главная тема театра

испанского Возрождения

Класс делится на три или шесть рабочих групп. Каждая группа получает одинаковый набор из трех текстов. Это отрывки из пьес испанского драматурга Лопе де Веги. Каждая группа должна прочитать все три текста и выделить одно ключевое слово, которое является главным для всех трех фрагментов. Через 9 минут, когда чтение отрывков будет завершено и слово выбрано, по хлопку педагога все произнесут это слово хором, но не громко, а вполголоса. Тогда в хоре будут слышны все варианты ответов.

РАБОЧИЙ МАТЕРИАЛ

Фрагмент 1-й
«Учитель танцев»


Альдемаро


Я вас тревожу, дорогая.
Не смел бы беспокоить вас,
Когда б не личный ваш приказ:
Пришел, его я исполняя.
Вот вам ответ. С ним вместе шлет
Свою любовь и поклоненье.

Флорела


Мой бог! Какое оскорбленье!
Как отомстить? Вот, вот, вот, вот!

(Рвет письмо в клочки.)

Альдемаро

Что значит...

Флорела

Я в негодованье.
Подумайте! Узнала я,
Что в эту ночь сестра моя
Ему назначила свиданье.

Альдемаро

Да, это так.

Флорела


Он думать смеет,
Что это я к нему пойду
И на свидании в саду
Сегодня мной он овладеет!

Альдемаро

Он неминуемо узнает,
Кто был в объятиях его.

Флорела


Но честь моя не допускает
И подозренья одного.
И если ты не понимаешь,
Как горько я оскорблена,
Твоя любовь ничтожней сна
И чести ты совсем не знаешь.

Альдемаро


Я — Альдемаро из Лерина:
Алькальд почтенный — мой отец,
Высокой чести образец,
Хоть замок наш — одна руина,
Наш род был знатен и богат,
Теперь, увы, он только знатен!
Но чести долг всегда мне свят —
На нашем имени нет пятен.
Я — Альдемаро из Лерина:
За вашу честь я постою
Не менее, чем за свою,
Даю вам слово дворянина!

Флорела

Тебе я верю, и вдвоем
Мы средство мщения найдем.

Альдемаро

Вот мысль!

Флорела


Что, что?

Альдемаро


Постой немного... Я знаю как!

Флорела


Но ради бога,
Скажи скорей!

Альдемаро

Я вижу путь:
Он пишет ей в своем письме,
Что ночью он возьмет преграду
И, перебравшись за ограду,
Он будет ждать ее во тьме.
Но помешаем мы их плану:
Мы ей письмо передадим,
Но — заменив его другим,
И пусть он ждет там Фелисьяну!
А мы напишем ей, что он
В сад выйти ночью не решится,
Что погубить ее страшится,
Придет же только под балкон.
Ты поняла? И Фелисьяна
Пусть ждет его хоть до утра.

Флорела

Так и дождешься ты, сестра,
Героя своего романа!
Спасти ее мой долг прямой,
Чтоб нашу честь не запятнала:
Ее во что бы то ни стало
Спасу я от нее самой!
Ступай, пиши! Да, без сомненья,
Для нас иного нет пути:
Ведь если надо честь спасти,
И ложь бывает во спасенье.

Альдемаро уходит.

Фрагмент 2-й
«Звезда Севильи»


Дон Санчо Ортис один.

Дон Санчо

Скорее к Бусто! Я в смятенье!
Захватывает дух от счастья, от волненья!
Но, сердце между них деля,
Как непростительно забыл я короля!
Скорей бумагу я открою:
Кого мне предстоит убить моей рукою?
Чье имя здесь стоит?

(Читает.)

«Табера Бусто должен быть убит».
О боже мой! Что я прочел?
Вся наша жизнь — игра азарта...
Кто стасовал, кто чем пошел...
Одна невыгодная карта —
Источник горести и зол.
Жизнь, жизнь, жестокая игра!
Блаженство было мне открыто...
Миг — и судьба, как ночь, темна...
Один лишь ход — и карта бита...
И с нею жизнь моя убита!
Перечитать! Рука дрожит...
Глаза, быть может, обманули?
Но ошибиться я могу ли?
Нет! Слишком ясно здесь стоит...

(Читает.)

«Табера должен быть убит».
Погиб! Погиб! Что делать мне?
Ведь с королем я клятвой связан!..
Пощады нет его вине,
Исполнить клятву я обязан,
Так мне и долг и честь велят.
Он, он, ее любимый брат!
Такой удар моей невесте!
Но короля приказ ведь свят,
Его исполнить — дело чести...
Однако можно ли забыть
Всей жизни золотую нить?
Всю дружбу и любовь былую?
Нет, нет, я Бусто жизнь дарую!
Он должен жить! Он должен жить!..
Но неужели же нарушу
Я клятвы чести королю,
Его величье оскорблю?
Нет! Погублю я жизнь и душу,
Но чести я не погублю!
Любовь и честь... О, как жестоко
В борьбе изнемогает дух!
Как выбрать мне одно из двух?..
Люблю я страстно и глубоко,
Но — честь должна быть без упрека.
Быть может, Бусто жизнь оставить,
А самому свой путь направить
В чужие, дальние края,
Где королю служил бы я?
Но нет, к чему с собой лукавить!
Ведь короля приказ гласит...

(Перечитывает.)
«Табера должен быть убит».
Зачем его убить он хочет?
Мне ум недоброе пророчит:
Эстрелья! Гибель ей грозит.
Король пленен звездой моею,
И вот со своего пути
Он хочет Бусто отмести.
Но отказать ему посмею,
Эстрелью я хочу спасти.
Хочу? Но я хотеть не смею!
Я рыцарь долга, чести раб!
Я должен, да, и я сумею
Расстаться с волею своею...
Так! Решено! Не буду слаб!
Долой мученья и сомненье!
Ведь слово короля — закон,
Хотя б несправедлив был он...
Увы! Мой долг — повиновенье,
Я быть убийцей принужден.
Я должен быть его орудьем.
Король велел— свершай скорей!
Он прав всегда, хоть будь злодей.
Карает высшим правосудьем
Одно лишь небо королей!
Умрет. Нет выхода другого.
«Табера должен быть убит...»
Кто за него промолвит слово,
«Живи, Табера!» возгласит
И от убийцы защитит?
О страшный мой удел! Ужель я
Навеки должен потерять
Тебя, красавица Эстрелья?
Что делать мне, где силы взять?


Фрагмент 3-й
«Овечий источник»


Хуан Рыжий


Наш век таков, что четырех поместий
Не хватит на приданое, ей-ей.
На это смотрят, как на дело чести,
И у дворян и у простых людей.

Крестьянин

Что командор? Не учинил бы мести.

Хуан Рыжий


Ведь как Лауренсью оскорбил, злодей!

Крестьянин

Бывал ли кто бесстыдней и блудливей?
Повесить бы его на той оливе!

Те же, командор, Ортуньо и Флорес.

Командор

Храни вас небо, господа!

Рехидор

Прошу, сеньор.

Командор

О, не трудитесь.
Останьтесь так!

Эстеван

Сеньор! Садитесь
На ваше место, как всегда.
А нам нетрудно постоять.

Командор

Пожалуйста, прошу вас сесть.

Эстеван

Мы вам оказываем честь.
В ком чести нет, тот оказать
Ее не может.

Командор

Сядем в круг.
Минутку с вами потолкую.

Эстеван

Сеньор! Вы видели борзую?

Командор


Я знаю по рассказам слуг,
Алькальд, что это просто чудо:
Такая легкость на бегу!

Эстеван

Сказать по совести могу:
Собачка бегает не худо.
У вора не такая прыть
Или у труса в день сраженья.

Командор

Велите ей без промедленья
Одну зайчиху мне словить.
Так из-под ног и скачет прочь,
Когда за ней ни погонюсь.

Эстеван

Да где ж она? Словить берусь.

Командор

Здесь близко. Это ваша дочь.

Эстеван


Как? Дочь моя? Лауренсья?

Командор

Да.

Эстеван

И вы ее словить хотите?

Командор

Вы дочку вашу пожурите.

Эстеван

За что?

Командор


Она со мной горда.
Другая столь же миловидна, —
Вот здесь как раз ее супруг, —
А, не кичась, нашла досуг
Со мной встречаться.

Эстеван


Очень стыдно.
И вас, сеньор, не похвалю:
Такие речи неучтивы.

Командор

Какой мужик красноречивый!
Ты, Флорес, этому вралю
Дай Аристотеля прочесть,
Его Политику.

Эстеван


Сеньор!
Мы жить хотим, как до сих пор,
Чтя вашу честь и нашу честь.
В Фуэнте Овехуне много
Живет достойнейших людей.

Леонело

Вот беззастенчивый злодей!

Командор


Но чем, скажите, ради бога,
Я вас обидел, рехидор?

Рехидор

Вы недостойно говорите,
Вы чести нас лишить хотите,
И слушать это нам — позор.

Командор


Вы притязаете на честь?
Вот кавалеры Калатравы!

Рехидор


Иные носят крест кровавый,
А кровь у них, коль их поскресть,
Мутнее нашей.

Командор


Может быть,
Я вашу кровь грязню, мешая
Ее с моей?

Рехидор

Раз кровь дурная,
Она не может не грязнить.

Командор

Дурна она иль не дурна,
А вашим женам это лестно.

Эстеван

Сеньор! Такая речь бесчестна.
Все это — клевета одна.

Командор

Как скучно с этим мужичьем!
Ах, то ли дело города!
Там знатным людям никогда
Нет никаких помех ни в чем.
Мужья там польщены весьма,
Когда к их женам ходят гости.

Эстеван

Ну нет, сеньор, вы это бросьте!
У нас достаточно ума.
И в городах есть Бог всевышний,
И есть карающий закон.

Командор

Уйдите! Хватит!

Эстеван

Это он
Кого же гонит? Кто здесь лишний?

Командор

Я говорю вам: удалитесь!
Очистить площадь! Сей же час!

Эстеван

Сейчас уйдем.

Командор

Не все зараз.

Флорес

Я умоляю вас, сдержитесь!

Командор

Они на сходку всем селеньем
Сберутся за моей спиной.

Ортуньо

Сеньор, терпенье!

Командор

Боже мой!
Я удивлен своим терпеньем.
Пусть все по одному идут
И разойдутся по домам.

Леонело


Мой бог! Не верится глазам!

Эстеван


Кто как, а я пройду вот тут.

Крестьяне уходят.

Как правило, подавляющее большинство догадывается, что речь идет о слове «ЧЕСТЬ». И действительно, честь — главная тема испанской драматургии эпохи Возрождения. Но если прозвучали и другие слова, очень полезно пока что бегло обсудить, какое место они занимают в прочитанных отрывках и в целом в испанской драматургии. Любовь, добродетель и добродетельное деяние, оскорбление, месть, смерть, правосудие, имя, род… Потом у нас будет возможность поговорить об этом подробнее.

А теперь, когда мы знаем, что главная тема — ЧЕСТЬ, каждая из трех групп (или пары групп) концентрируется на работе с одним из отрывков. Первые работают с «Учителем танцев», вторые — со «Звездой Севильи», третьи — с «Овечьим источником». Каждая группа должна вычитать из своего текста как можно больше оттенков понимания чести. Нужно создать своеобразный перечень.

ЧЕСТЬ для героев отрывка — это:

1. ______________

2. ______________

3. ______________

Чем больше толкований обнаружит группа и чем больше пунктов будет в перечне, тем лучше. Группы соревнуются, кто найдет больше оттенков. И можно сказать сразу, что меньше семи вариаций на тему как результат работы даже не рассматривается.

Затем каждая группа по кругу читает по одному значению, и так по кругу мы движемся до исчерпанности всех списков. Уже названное другими группы отмечают у себя галочками, чтобы не повторяться. А то, чего в списках отдельной группы нет, вносится туда при прочтении. Таким образом, каждая группа фиксирует все, что наработано другими. Получается примерно следующее:

• Честь как девичья чистота

• Честь как защита дамы

• Родовая, фамильная честь (в том числе крестьянская)

• Дворянская честь

• Честь как воинская доблесть

• Честь как соблюдение закона

• Честь как сохранение обета дружбы

• Честь как верность вассала сюзерену

• Честь короля как честь нации

• Честь как исполнение слова

• Честь совершения добродетельного поступка

• Честь как следование закону собственной совести

Теперь, когда максимальное количество оттенков обозначено, каждая группа должна попытаться разместить все эти понятия о чести на листе в каком-то определенном порядке, воспроизведя графически такую систему координат, которая с точки зрения группы близка автору. Учитываются все три прочтенных отрывка. Может быть, понятия чести выстроятся в вертикальной иерархии, но скорее всего появятся более сложные фигуры. Ведь важно осмыслить, как каждое из понятий о чести соотносится с другими.

Можно подсказать детям, что для создания адекватной их ощущениям картинки удобно использовать образно-символические системы: формы живой природы, архитектуры, оружия, аксессуаров и др. Скажем по секрету, что в нашей практике чаще всего встречались попытки разместить представления Лопе де Веги о чести в таких системах, как многолучевая звезда или цветок, лестница или ступенчатый зиккурат, клинок, заключенный в овал. Это не исключает множества других вариантов. Далее каждая группа стремится объяснить свой рисунок и доказывает свою точку зрения ссылками на текст.

На этом этапе работы всем вместе предлагается подумать, чем же должен, по мнению Лопе де Веги, руководствоваться человек, если все представления о чести приходят в жесткое противоречие, как в случае с Санчо Ортисом. Честь служения королю пришла в противоречие с честью служения побратиму, честь служения прекрасной даме — с честью данного слова. Как выбрать? Чем руководствоваться?

Довольно часто, предъявляя ступенчатую модель, группы говорят о том, что внизу, в основании лестницы, лежит фамильная, родовая честь, потому что именно в семье закладываются основы воспитания вообще и представления о чести в частности. На эту родовую надстраиваются девичья, женская честь, честь служения даме — это все «домашние», элементарные виды чести, без которых человек не может повзрослеть и выйти в мир. А потом появляется честь побратимства и честь данного слова — это первый выход в малый социум. Потом честь служения сюзерену, честь повиновения закону и оберегание чести короля и нации. Это большой социум.

Из всего этого вырастает честь добродетельного поступка, честь служения закону собственной совести, которая подотчетна только Богу. Это удобная модель, потому что в ней сразу ясно, что истинный герой для Лопе де Веги тот, кто способен самостоятельно принять решение и нести за него ответственность. Но и в других моделях это рано или поздно обнаруживается.

В завершение урока важно поговорить о том, какие представления о чести, какие нюансы ее понимания существуют сегодня. Актуален ли сегодня разговор о чести и о какой? Могли бы сегодня быть интересны пьесы Лопе де Веги и какая из трех, с отрывками из которых мы познакомились, была бы с точки зрения группы наиболее интересна.

© 2000- NIV