Приглашаем посетить сайт

Cлово "ГЕКТОР"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГЕКТОРУ, ГЕКТОРА, ГЕКТОРОМ, ГЕКТОРЕ

Входимость: 104.
Входимость: 96.
Входимость: 85.
Входимость: 84.
Входимость: 78.
Входимость: 64.
Входимость: 57.
Входимость: 56.
Входимость: 52.
Входимость: 46.
Входимость: 37.
Входимость: 33.
Входимость: 31.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 26.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 104. Размер: 72кб.
Часть текста: что книги без Ахилла — «сборно-ахейские» (II—IV, VI—VII) — отличаются наибольшей в поэме густотой встречаемости этнонима «ахейцы» и наибольшей оснащенностью его постоянными эпитетами, а также наибольшей сгруппированностью их в формулы (иными словами, больше и повторяемость одних и тех же эпитетов). Наконец, у двух из них — III и VII — архаичный предлог προτί преобладает над производным от него и парным ему синонимом πρός. Все эти особенности побуждают видеть в «сборно-ахейских» книгах древнейшие места «Илиады», самые ранние сохранившиеся в поэме части троянского эпоса. Особенно архаичны книги III и VII. Содержание этих книг не противоречит такой трактовке. Основными героями в них выступают Аякс — он тут главный противник Гектора (в книге VII) — и Парис, главный противник Менелая (в книге III). Аякс также фигурирует в «Тейхоскопии» (киша III) и — первым — в кратком перечне подвигов, открывающем книгу VI, Парис — как отличный воин (а не трус) в книге VI. Парис, или, по более...
Входимость: 96. Размер: 48кб.
Часть текста: Битвой богов, а эта Битва завершается удалением богов на Олимп и их успокоением там. Конечная фраза: «Так небожители бога, сидя на Олимпе, вещали» (XXI, 514). Но до последних строк XXI книга нынешнего деления — еще почти сотня строк. Здесь продолжается аристия Ахилла: он приближается к воротам Илиона. Непосредственно за Битвой богов следуют строки о вступлении Аполлона в город (515-525). М. Шмидт считал их добавочной концовкой для отдельной рецитации Битвы богов 135 . Но для отдельной рецитации обособление Аполлона от остальных богов как раз не требуется. Кроме того, с завершением Битвы богов эти строки не согласуются: там сказано, что бога уже сидят на Олимпе, а здесь говорится, что Аполлон вступил в город троянцев, а прочие боги — те да, возвратились на Олимп и уселись вокруг Зевса (518-520). Это явная поправка к завершению Битвы богов. Чем мотивировано вступление Аполлона в город? Ссылкой на его заботу о том, чтобы ахейцы не взяли судьбе вопреки город в тот же день (516-517). Это как раз то самое опасение, которым в XX книге Зевс мотивировал свое разрешение богам вмешиваться в войну самим — начать Битву богов. То есть как там оно исполняло функцию включения Битвы богов в текст поэмы, так здесь — функцию выключения этого эпизода. С Битвой богов и ее обрамлением покончено, и три рифмованных стиха (523-525: Рнукен, dцукен, hизкен), чрезвычайная редкость у Гомера, служат формальной каденцией и дают критикам сигнал о том, что здесь крупная тема действительно завершена 136 . Однако за этой, столь, казалось бы, эффектной концовкой есть продолжение и, более того, есть необходимость продолжения, которое бы изменило ситуацию. Для успокоения тревоги Зевса о судьбе Илиона и впрямь достаточно, чтобы Аполлон оказался в городе, среди его...
Входимость: 85. Размер: 140кб.
Часть текста: эпического героя (ηρως) как следствие особого положения в родо-племенном коллективе, которое он занимает, как следствие синкретического тождества племенного героя и племени делает его воплощением общинного этико-эстетического идеала человека, идеала άνήρ αγαθός, «муж хороший», или άνήρ άριστος «муж лучший», и антиподом άνήρ κακός, «муж дурной» 14. Однако этико-эстетические категории, означающие как сам идеал, так и его антипод, приложимы в гомеровских поэмах не только к образам героев, племенных вождей, но и к образу каждого человека племени. Так, например, лучшими названы все племенные герои: Тевкр, Аяксы, Идоменей, Мерион, Мегес (Ил., XV, 294—302), Одиссей и Диомед (Ил., X, 539), Патрокл (Ил., XVII, 689), Эней, Гектор (Ил., XVII, 513) и другие, но лучшие также и те «двое мужей из...
Входимость: 84. Размер: 130кб.
Часть текста: выделения «ахейской» «Ахиллеиды»? Сопоставление встречаемости синонимичных этнонимов — названий греков («ахейцы» — «данаи» — «аргивяне») позволило сгруппировать книги «Илиады» в три блока. Выявленная корреляция этого распределения с другими особенностями языка поэмы, а затем и с ее содержанием подкрепила полученную группировку и привела к дальнейшему членению. В нем группа с преимущественным употреблением этнонима «ахейцы» (условно называемая «ахейской») распалась на две: с участием Ахилла («ахилло-ахейская») и без него («сборно-ахейская»). Традиционные группировки песен, предлагавшиеся аналитиками, как правило, были основаны на анализе содержания — выявлении сюжетных связей, противоречий и т. п. Лишь во вторую очередь, как подспорье, привлекались особенности языка, а больше — стиля. Группировка же, предлагаемая здесь, основана главным образом на анализе формы, средств выражения. Насколько согласуемы выводы?...
Входимость: 78. Размер: 69кб.
Часть текста: в силу своих страстей и по воле богов. Великий поэт рассказывает в ней о достоинстве человека, поставленного перед лицом войны, этим бичом людей, человека, ставшего жертвой Ареса, «этого отвратительного кровопийцы... наиболее ненавистного из богов». Поэт рассказывает в ней о мужестве героев, которые и убивают и умирают просто, рассказывает о добровольной жертве защитников родины, говорит о страданиях женщин, прощании отца с сыном — продолжателем его рода, он рассказывает далее о мольбах стариков. Поэма говорит и о многом другом: о тщеславии вождей, их алчности, ссорах, о трусости, хвастовстве и эгоизме наряду с храбростью, дружбой и нежностью. Жалость сильнее мести. Любовь к славе поднимает человека на уровень богов. И о всемогущих богах говорит поэт, о ясности их духа, об их ревнивых страстях, прихотливом интересе к ничтожным смертным и глубоком безразличии к их делам. И более всего эта поэма, в которой царит смерть, воспевает любовь к жизни, однако честь человека она ставит выше жизни и делает ее сильнее воли богов. Совершенно естественно, что именно тема человека в войне заполнила первую эпическую поэму греческого народа, постоянно раздираемого войнами. Для развития своей темы Гомер выбрал полулегендарный эпизод из исторической войны с Троей, которая произошла в начале XII века до н. э. Эта война, как известно, была вызвана экономическим соперничеством между первыми греческими племенами, осевшими либо в самой Греции — микенскими ахейцами,— либо на Малоазиатском побережье Эгейского моря, и эолийцами из Трои. Эпизодом, сохраненным в памяти поэта и послужившим для него сюжетом, связавшим в единое целое действие...

© 2000- NIV