Приглашаем посетить сайт

Cлово "ОВИДИЙ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОВИДИЯ, ОВИДИЮ, ОВИДИИ, ОВИДИЕМ

Входимость: 137.
Входимость: 131.
Входимость: 108.
Входимость: 96.
Входимость: 73.
Входимость: 73.
Входимость: 73.
Входимость: 72.
Входимость: 68.
Входимость: 55.
Входимость: 52.
Входимость: 44.
Входимость: 33.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 137. Размер: 78кб.
Часть текста: потому что его любил Пушкин… 1. Жизненный путь. Биография Публия Овидия Назона (Publius Ovidius Naso) (43 г. до н. э. – 18 г. н. э.) известна нам сравнительно подробно. Этому счастливому обстоятельству мы обязаны самому поэту, который, находясь в ссылке, в «Скорбных стихотворениях» ностальгически вспоминает свое детство, ранние годы, путешествия. О себе он, «рассказчик любовных историй», говорит так: Сульмон – мой город родной, ледяными богатый ключами, Рим от него отстоит на девяносто лишь миль.   СТАНОВЛЕНИЕ ПОЭТА. ШКОЛА РИТОРИЧЕСКОГО ИСКУССТВА. Овидий родился в небольшом городке Сульмон, в горной местности к северу от Рима, в состоятельной старинной семье всадников. Теперь в этом городе установлена статуя: поэт – римлянин в тоге со свитком в руке. Сам он считал, что «Овидий» – слово, метрически не очень удобное, и называл себя Назон. По-латински: naso – нос. Поэтому на античных изображениях он обычно давался в профиль с крупным носом. Семья была не бедной, отец радел о воспитании чад. Проучившись несколько лет в местной школе, постигнув начатки знаний, будущий поэт, уже выделявшийся художественной одаренностью, приехал с отцом и братом в Рим, чтобы продолжить там свое образование. «С малых лет стали учить нас у лучших наставников Рима», – писал он позднее. Отец собирался направить сыновей на адвокатскую или политическую стезю, а потому братья приступили к овладению тайнами красноречия в специальной школе. Преподаватели в ней ...
Входимость: 131. Размер: 58кб.
Часть текста: в зависимости от интереса к конкретному герою, сюжету или циклу мифов. Скорее всего, однако, произойдет так, что, начав с малого, читающий будет вовлечен в причудливый круговорот превращений и едва ли сможет оторваться от волшебного мира, созданного Овидием. *** По счастливой случайности Публий Овидий Назон принадлежит к тем немногим античным авторам, чьи биографии нам известны не по историческим анекдотам, а из первых рук. Наиболее полно поэт рассказывает о себе в последнем стихотворении четвертой книги «Скорбных элегий», как будто решив таким образом подвести для себя определенный итог. И действительно, все главные события в жизни Овидия уже произошли, а впереди его ожидало однообразное существование в качестве высланного поэта в местечке Томы на берегу Черного моря (теперь это Констанца в Румынии). Итак, что же мы узнаем из поэтической автобиографии? Назон родился в центральной Италии — в городе Сульмоне, находящемся в 90 милях[2] к северо-востоку от Рима. Современные сульмонцы очень гордятся знаменитым соотечественником: на главной площади ему поставлен памятник, а на гербе города можно прочесть первые буквы слов, взятых из элегии Овидия: SMPE («Sulmo mihi patria est», что означает «моя родина — Сульмон»).[3] Поэт появился на свет 20 марта 43 г. до н. э., ровно через двенадцать месяцев после своего старшего брата. Всего год...
Входимость: 108. Размер: 47кб.
Часть текста: стилю, элементы которого заметны даже в его позднейших произведениях. В ранней же молодости (около 25 г. до н.э.) Овидий предпринял путешествие в Грецию и Малую Азию, которое в его время считалось необходимым для всякого образованного римлянина, особенно поэта. Будучи обеспеченным человеком и свободным от государственной службы, Овидий вел в Риме легкомысленный образ жизни, а обладая блестящим талантом стихотворца, он часто вводил и в свою поэзию легкомысленные образы и мотивы, несомненно, вступая в антагонизм с политикой Августа, мечтавшего возродить древние и суровые римские добродетели. Отрицательное влияние Овидия на римское общество в этом смысле было настолько велико, что в 8 г. н.э. Август дал распоряжение об его высылке из Рима в крайнюю северо-восточную местность империи, а именно в город Томы (в нынешней Румынии, к югу от устья Дуная). Поэт в скорбных тонах изображал свою последнюю ночь в Риме, полную слез и стенаний, свое прощание с женой и слугами, а в дальнейшем - длинное и опасное плавание, во время которого корабль Овидия чуть не погиб от бури. Нечего и говорить о том, что утонченный и избалованный поэт только насилием над собой мог покинуть столичную обстановку и попасть к полудиким сарматам, чуждым ему и по языку, и по нравам, в страну, климат...
Входимость: 96. Размер: 48кб.
Часть текста: С.А. Ошеров. Лирика и эпос Овидия (Публий Овидий Назон. Любовные элегии. Метаморфозы. Скорбные элегии. - М., 1983) Поэт по-разному предстает в своих лирических стихах. Иногда читатель верит, что пород ним - прямая исповедь человека, и через века знакомится с ним. Уже почти двести лет - с эпохи романтизма - мы привыкли требовать именно этого: лирика есть для нас неповторимо-индивидуальное выражение эмоций, которое может быть гарантировано только подлинностью авторского переживания. И невольно те же критерии прилагаются к далекому прошлому: к сонетам Петрарки и Ронсара, к песням трубадуров и вагантов. Нужно усилие над собой, чтобы увидеть: "свежие образы" гениальных поэтов - в том числе и образ автора - взяты ими у предшественников, порой менее именитых, а потом, освященные их именем, повторены десятками последователей. Конечно, великое не становится менее великим оттого, что строится из типических деталей. И все же, подходя к поэзии античности, средних веков, Возрождения, необходимо помнить, что традиционное для нее важнее, чем оригинальное, и что традиция определяла не только жанр и форму, но и само изображение поэта. Когда Гораций представлял себя читателю эпикурейским мудрецом, бежавшим в скромную сельскую обитель от страстей и соблазнов города, это имело некоторую биографическую основу, - причем поэт скорее сознательно стремился в жизни следовать рисуемому в стихах образу. Когда лицеист Пушкин стилизовал себя иногда под горацианского сельского мудреца, никакой биографической основы за этим не было: было только следование традиции, идущей издалека и воспринятой через "Арзамас". Зато в зрелых стихах именно Пушкин (наряду с Гете) достиг того...
Входимость: 73. Размер: 35кб.
Часть текста: и разнообразием, чего не скажешь о религии римлян - небогатой на легенды и удивляющей своей сухостью и безликостью божеств. Италийские боги никогда не проявляли свою волю при непосредственном контакте с простыми смертными. Одна из отличительных особенностей мифологии Древней Греции в ее богатом иллюстративном материале: яркие мифологические сюжеты отражены в архитектуре, скульптуре, настенной живописи, в предметах прикладного искусства. Несомненная заслуга Древнего Рима, имевшего свою довольно скудную мифологию, в восприятии, популяризации и сохранении греческой мифологии, в превращении ее в греко-римскую: большинство гениальных произведений греческих скульпторов человечество может лицезреть только благодаря их римским копиям; поэтические творения греческого народа были сохранены для нас римскими поэтами, многие мифологические сюжеты стали известны благодаря поэме Овидия "Метаморфозы". Творчество Овидия в первые годы н. э. до его ссылки (второй период творчества) отмечено существенно новыми чертами, поскольку он пытается здесь восхвалять растущую империю, не пренебрегая никакой лестью в отношении Цезаря и...

© 2000- NIV