Приглашаем посетить сайт

Cлово "СТИХИ, СТИХ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТИХОВ, СТИХА, СТИХАХ

Входимость: 54.
Входимость: 44.
Входимость: 40.
Входимость: 35.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 54. Размер: 130кб.
Часть текста: полученных разными методами, и позволит лучше увидеть за распределением формальных особенностей глубинные структуры содержания и — еще глубже — процессы формирования эпоса. Что лежит в основе представленного здесь выделения «ахейской» «Ахиллеиды»? Сопоставление встречаемости синонимичных этнонимов — названий греков («ахейцы» — «данаи» — «аргивяне») позволило сгруппировать книги «Илиады» в три блока. Выявленная корреляция этого распределения с другими особенностями языка поэмы, а затем и с ее содержанием подкрепила полученную группировку и привела к дальнейшему членению. В нем группа с преимущественным употреблением этнонима «ахейцы» (условно называемая «ахейской») распалась на две: с участием Ахилла («ахилло-ахейская») и без него («сборно-ахейская»). Традиционные группировки песен, предлагавшиеся аналитиками, как правило, были основаны на анализе содержания — выявлении сюжетных связей, противоречий и т. п. Лишь во вторую очередь, как подспорье, привлекались особенности языка, а больше — стиля. Группировка же, предлагаемая здесь, основана главным образом на анализе формы, средств выражения. Насколько согласуемы выводы? Рассматриваемую здесь «ахилло-ахейскую» группу составляют, по определению, шесть книг: I, XVIII, ХХ-ХХII, XXIV. Пять из них размещаются поблизости друг от друга (три — сомкнуто) в конце поэмы. Как я уже отмечал в предшествующей главе, эта «ахейская» «Ахиллеида» не совпадает с традиционной «Ахиллеидой» аналитиков, выделенной из «Илиады» Дж. Гротом 1 , и близка к более узкой «Ахиллеиде», выделенной гораздо раньше Грота. Напомню, что эту узкую «Ахиллеиду» впервые обозначил Х. Г. Гейне (у него ...
Входимость: 44. Размер: 72кб.
Часть текста: формы лирической поэзии. ГЛАВА V ПРОСТЕЙШИЕ ФОРМЫ ЛИРИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ 1. Революции VII— VI вв. до н. э. и социальные корни индивидуальной лирики. 2. Греческая лирика и ее формы. 3. Элегия и ямб, их представители. 4. Простейшие формы мелической поэзии. Алкей, Сапфо, Анакреонт. Анакреонтическая поэзия. 5. Сколии. Гномы и эпиграммы. 1. РЕВОЛЮЦИИ VII-VI вв. ДО Н. Э. И СОЦИАЛЬНЫЕ КОРНИ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЛИРИКИ В VII в. до н. э. героический эпос потерял руководящее значение в литературе, первое место стала занимать лирика. Это явилось результатом серьезных изменений, совершившихся в экономической, политической и общественной жизни греческого народа. Почти во всех областях Греции, о которых мы имеем сведения, происходило в это время глубокое социальное движение, во многих местах назревали и совершались экономические и политические перевороты. Это и дало основание Ф. Энгельсу назвать период VII — VI вв. до н. э. эпохой революций в Греции 1 . Началось это движение в восточных областях греческого мира — на побережье Малой Азии и на близлежащих островах, где грекам раньше всего пришлось вступить в соприкосновение с богатыми и имевшими более древнюю культуру народами Востока и Египта. Но вскоре это движение распространилось и на континентальную Грецию. Старая...
Входимость: 40. Размер: 70кб.
Часть текста: разочарование. Неровные строчки, без рифм, с трудно уловимым переменчивым ритмом. Длинные фразы, перекидывающиеся из строчки в строчку, начинающиеся второстепенными словами и лишь медленно и с трудом добирающиеся до подлежащего и сказуемого. Странная расстановка слов, естественный порядок которых, словно нарочно, сбит и перемешан. Великое множество имен и названий, звучных, но малопонятных и, главное, совсем, по-видимому, не идущих к теме. Странный ход мысли, при котором сплошь и рядом к концу стихотворения поэт словно забывает то, что было вначале, и говорит совсем о другом. А когда сквозь все эти препятствия читателю удается уловить главную идею того или другого стихотворения, то идея эта оказывается разочаровывающе банальной: "Наслаждайся жизнью и не гадай о будущем", "Душевный покой дороже богатства" и т.п. Вот в каком виде раскрывается поэзия Горация перед неопытным читателем. Если после этого удивленный читатель, стараясь понять, почему же Гораций пользуется славой великого поэта, попытается заглянуть в толстые книги по истории древней римской литературы, то и здесь он вряд ли найдет ответ на свои сомнения. Здесь он прочитает, что Гораций родился в 65 году до н.э. и умер в 8 году до н.э.; что это время его жизни совпадает с важнейшим переломом в истории Рима - падением республики и установлением империи; что в молодости Гораций был республиканцем и сражался в войсках Брута, последнего поборника республики, но после поражения Брута перешел на сторону Октавиана Августа, первого римского императора, стал близким другом пресловутого Мецената - руководителя "идеологической политики" Августа, получил в подарок от Мецената маленькое имение среди Апеннин и с тех пор до конца дней...
Входимость: 35. Размер: 78кб.
Часть текста: поэтические тексты, то уж сделанные на их основе пересказы знаменитых «хрестоматийных» мифов. Позднее мы узнаем о его любовных элегиях, о фривольной изящной книге «Искусство любви», о его горестной судьбе и о стихах, сочиненных в изгнании. И Овидий становится особенно близок и понятен, потому что его любил Пушкин… 1. Жизненный путь. Биография Публия Овидия Назона (Publius Ovidius Naso) (43 г. до н. э. – 18 г. н. э.) известна нам сравнительно подробно. Этому счастливому обстоятельству мы обязаны самому поэту, который, находясь в ссылке, в «Скорбных стихотворениях» ностальгически вспоминает свое детство, ранние годы, путешествия. О себе он, «рассказчик любовных историй», говорит так: Сульмон – мой город родной, ледяными богатый ключами, Рим от него отстоит на девяносто лишь миль.   СТАНОВЛЕНИЕ ПОЭТА. ШКОЛА РИТОРИЧЕСКОГО ИСКУССТВА. Овидий родился в небольшом городке Сульмон, в горной местности к северу от Рима, в состоятельной старинной семье всадников. Теперь в этом городе установлена статуя: поэт – римлянин в тоге со свитком в руке. Сам он считал, что «Овидий» – слово, метрически не очень удобное, и называл себя Назон. По-латински: naso – нос. Поэтому на античных изображениях он обычно давался в профиль с крупным носом. Семья была не бедной, отец радел о воспитании чад. Проучившись несколько лет в местной школе, постигнув начатки знаний, будущий поэт, уже выделявшийся художественной одаренностью, приехал с отцом и братом в Рим, чтобы продолжить там свое образование. «С малых лет стали учить нас у лучших наставников Рима», – писал он позднее. Отец собирался направить сыновей на адвокатскую или политическую стезю, а потому братья приступили к овладению тайнами красноречия в специальной школе. Преподаватели в...
Входимость: 35. Размер: 66кб.
Часть текста: гражданских войн в Риме оканчивается установлением власти Октавиана Августа (род. 63 г. до н. э. — ум. 14 г. н. э.), приемного сына Юлия Цезаря. Угроза рабских волнений в Сицилии (на которые опирался один из соперников Октавиана, Секст Помпей) и антиримского движения на Востоке (на которое опирался другой соперник Октавиана, Марк Антоний) заставила имущие слои Рима и Италии забыть о внутренних разногласиях и сплотиться вокруг Октавиана. Эта консолидация принесла ему победу и стала социальной опорой новой мировой империи. Опыт гражданских войн показал Октавиану, что открытый разрыв с республиканским прошлым Рима слишком бестактен и тем самым опасен. Поэтому он не объявлял себя ни царем, ни диктатором и считался лишь «принцепсом» — первым человеком в республике. Все республиканские учреждения продолжали существовать и действовать, но рядом с ними и над ними появилась новая сила — авторитет принцепса, auctoritas principis («авторитетом превосходил я всех, власти же имел не более, чем мои товарищи по должностям», — так определяет свое положение в государстве сам Август). Реально власть Августа держалась, конечно, не на авторитете принцепса, а на командовании армией, но об этом официальные декларации умалчивали. Такое оформление новой государственной системы — принципата — имело для истории литературы двоякое значение. Во-первых, отчетливого рубежа между падением республики и установлением империи не было. Официально республика...

© 2000- NIV