Приглашаем посетить сайт

Cлово "ИЛ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ИЛА, ИЛЕ, ИЛОМ, ИЛУ

Входимость: 315.
Входимость: 255.
Входимость: 188.
Входимость: 106.
Входимость: 66.
Входимость: 65.
Входимость: 64.
Входимость: 56.
Входимость: 51.
Входимость: 36.
Входимость: 28.
Входимость: 23.
Входимость: 20.
Входимость: 18.
Входимость: 14.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 315. Размер: 140кб.
Часть текста: άριστος «муж лучший», и антиподом άνήρ κακός, «муж дурной» 14. Однако этико-эстетические категории, означающие как сам идеал, так и его антипод, приложимы в гомеровских поэмах не только к образам героев, племенных вождей, но и к образу каждого человека племени. Так, например, лучшими названы все племенные герои: Тевкр, Аяксы, Идоменей, Мерион, Мегес (Ил., XV, 294—302), Одиссей и Диомед (Ил., X, 539), Патрокл (Ил., XVII, 689), Эней, Гектор (Ил., XVII, 513) и другие, но лучшие также и те «двое мужей из народа»(Ил., XII, 447), о которых Гомер упоминает, желая оттенить мощь Гектора, штурмующего вражеские ворота с каменной глыбой в руке; и тот кулачный боец Эпеос (Ил., XXIII, 669), который в погребальных играх на могиле Патрокла выходит победителем и получает приз; и, наконец, та огромная и отборная троянская рать, которой предводительствуют Гектор и Полидамас в битве за стену, воздвигнутую у кораблей (Ил., XII, 88—90). Вместе с тем между героем и любым другим человеком племени установлены отношения идеала и величин, стремящихся к идеалу, равняющихся на идеал и не достигающих идеала. В этом смысле показательна сцена II песни «Илиады»: усмирение Одиссеем народной стихии. Пытаясь преломить настроение ахейских...
Входимость: 255. Размер: 72кб.
Часть текста: в эпосе назван Зевс (Ил., XV, 108; XIX , 258), «лучшей » — Гера (Ил., XVIII, 364). На противопоставлении идеала божества его негативу построена речь разгневанного Посейдона к вестнице Зевса, богине Ириде. Зевс угрозами пытается заставить Посейдона прекратить ратоборство на стороне данаев, покинуть ахейское воинство; Посейдон отказывается повиноваться, поскольку он равен Зевсу: Так, могуществен он; но слишком надменно вещает, Ежели равного честью, меня, укротить он грозится! Нет, не хожу по уставам я Зевсовым; как он ни мощен, С миром пусть остается на собственном третьем уделе; Силою рук он меня, как ничтожного, пусть не стращает! (Ил., XV, 185—186, 194—116) Логический ход рассуждений Посейдона таков. Зевс — божество «хорошее» («могуществен» стихотворного перевода), но Посейдон равен Зевсу своей честью (об этом ниже), и потому он тоже «хороший », а вовсе не «дурной», не «ничтожный», мнениями и желаниями которого можно пренебречь, и потому угрозы Зевса к нему отношения не имеют. Эпическое божество, подобно эпическому герою, всегда «благородное » и «славное». «Славными» в эпосе названы и Посейдон (Ил., XV, 184) и Гефест (Ил., XVIII, 393, 462 и др.). О том, что он «благороден », напоминает Посейдону Ирида, умоляя смягчить свой суровый ответ Зевсу (Ил., XV, 201—203). «Божество хорошее», «божество лучшее» исполнено силы, поданной в эпосе смыслово и лексически идентично для идеала человека и божества; по преимуществу жизненной силы (Ил., IX, 498 XXI, 501), силы напора (Ил., XXI, 486), силы выносливости,...
Входимость: 188. Размер: 49кб.
Часть текста: Помимо эпического объективизма, мифологизма, фетишизма эпический принцип качественного единообразия при количественном неравенстве качеств, это единообразие составляющих, лежит в основе ряда других художественных явлений эпоса, в том числе строения индивидуальной характеристики, характеристики эпического «каждого» внутри эпического «все» 40. Герои. Согласно «Илиаде» 41 , каждый эпический «хороший», «лучший» — одновременно воин и советник. Как воин, он сведущ во всех воинских навыках и обладает ими, как советник — подает благие советы. Свойствами воина и советного мужа наделены все эпические герои, но наделены ими не в равной степени. И хотя, по словам Девка- лиона, все ахейские герои «умеют и готовы сражаться» (Ил., X I I I , 223), эпос устами Аяксов вынужден признать: «не все мужи равны в сражениях» (Ил., XII, 270). Други ахейцы, и тот, кто передний, и тот, кто середний, Так и последний из воинов,— ибо не все равносильны Мужи в сражениях,— ныне для всех нас труд уготовлен,— (Ил., XII, 269-271) ...
Входимость: 106. Размер: 46кб.
Часть текста: единообразии их прежде всего свидетельствует лексика. Эпос не проводит лексического различия между божественными и человеческими мыслями, разумом, актом мышления, используя общие в применении и к тем и к другим, и к людям и к божествам понятия «дума» (Ил., II, 3; V, 671; XI, 411; XV, 163), «ум» (Ил., XIV, 160; XV, 80), «размышлять» (Ил., I I , 3; V, 671) и т. д. Сходные чувства, возникающие при сходных обстоятельствах у камня и богини, у животного и человека, переданы эпосом обычно в одних и тех же словах. «Тяжкие горести» несет в своем сердце Фетида, и самая большая из них — печаль по кратковечном сыне (Ил., XVIII, 429—443); «горести» гнетут скалу, каменную Ниобу, тоскующую по своим убиенным детям (Ил., XXIV, 617). Аякс Теламонид, отступая перед троянским множеством, отходит к кораблям, «печальный сердцем» (Ил., XI, 556); лев, прогнанный поселянами от воловьего загона, удаляется «печальный душой» (Ил., XI, 555). У льва, раненного дротом, от печали и гнева «стонет в груди доблестное сердце» (Ил., XX, 169); «стонет» оно и у Ахилла, раненного вестью о смерти...
Входимость: 66. Размер: 23кб.
Часть текста: счастливой (Ил., XVIII, 288—289) и, напротив, каждого из ахейских вождей — участвовать в пире Атрида и каждого из них — возвращаться с пира в свой шатер (Ил., XXIII, 54—58). Понятия «все» и «каждый» эпос истолковывает в прямом смысле, подает буквально: все до единого, каждый без исключения. Вопит на городской стене Кассандра, завидев печальную колесницу, и скорбь по Гектору обымает всех троян, каждую жену и каждого мужа: .... и вдруг ни жены не осталось, ни мужа В Трое великой; грусть несказанная всех поразила,— [Все] пред вратами столпилися в встречу везомого тела. (ИЛ., XXIV, 707—709) Вступает в бой Патрокл, и содрогаются сердца всех врагов, каждый думает о бегстве: Трои сыны лишь узрели Менетия сильного сына, Вместе с клевретом его, под сияющим пышно доспехом, Дрогнуло сердце у всех; всколебались густые фаланги... Каждый стал озираться на бегство от гибели грозной. (Ил., XVI, 278—280, 283) В подобной трактовке значения понятий «весь» и «каждый» оказываются синонимичными. Одновременно эпическое «все» гомеровских поэм мыслится как совокупность многих «каждых», в системе данного понятия качественно равноценных, равнозначных. Вторая песнь «Илиады». Ахеяне, «судьбе вопреки», едва не покинули троянский берег. Истомленное воинство восприняло испытательную речь...

© 2000- NIV