Приглашаем посетить сайт

Cлово "СИЛА"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СИЛ, СИЛУ, СИЛЫ, СИЛОЙ

Входимость: 80.
Входимость: 70.
Входимость: 52.
Входимость: 31.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 23.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 80. Размер: 140кб.
Часть текста: родо-племенном коллективе, которое он занимает, как следствие синкретического тождества племенного героя и племени делает его воплощением общинного этико-эстетического идеала человека, идеала άνήρ αγαθός, «муж хороший», или άνήρ άριστος «муж лучший», и антиподом άνήρ κακός, «муж дурной» 14. Однако этико-эстетические категории, означающие как сам идеал, так и его антипод, приложимы в гомеровских поэмах не только к образам героев, племенных вождей, но и к образу каждого человека племени. Так, например, лучшими названы все племенные герои: Тевкр, Аяксы, Идоменей, Мерион, Мегес (Ил., XV, 294—302), Одиссей и Диомед (Ил., X, 539), Патрокл (Ил., XVII, 689), Эней, Гектор (Ил., XVII, 513) и другие, но лучшие также и те «двое мужей из народа»(Ил., XII, 447), о которых Гомер упоминает, желая оттенить мощь Гектора, штурмующего вражеские ворота с каменной глыбой в руке; и тот кулачный боец Эпеос (Ил., XXIII, 669), который в погребальных играх на могиле Патрокла выходит победителем и получает приз; и, наконец, та огромная и отборная троянская рать, которой предводительствуют Гектор и Полидамас в битве за стену, воздвигнутую у кораблей (Ил., XII, 88—90). Вместе с тем между героем и любым другим человеком племени установлены отношения идеала и величин, стремящихся к идеалу, равняющихся на идеал и не достигающих идеала. В этом смысле показательна сцена II песни «Илиады»: усмирение Одиссеем народной стихии. Пытаясь преломить настроение ахейских ратей, отказавшихся от осады Трои, Одиссей по-разному воздействует на героев и остальную часть войска: Там, властелина или знаменитого мужа встречая, К каждому он подходил и удерживал кроткою речью: «Муж...
Входимость: 70. Размер: 72кб.
Часть текста: эпоса. 4. Прочие эпические идеалы и категории, их составляющие. 4 Прочие эпические идеалы и категории, их составляющие. Соизмеримость эпических идеалов Основные этико-эстетические категории, составляющие идеал «мужа хорошего», «лучшего», не являются чем-то присущим исключительно образу человека, но приложимы едва ли не ко всем предметам и явлениям мира гомеровских поэм, организуя многочисленный ряд аналогичных этико-эстетических идеалов, как то божества, коня, оружия, камня и т. д. 33 Идеал божества в гомеровском эпосе выражен понятием θεός αγαθός или θεός άριστος, «божество хорошее», «божество лучшее». Антипод идеала заключен в понятии θεός κακός «божество дурное». «Лучшим» в эпосе назван Зевс (Ил., XV, 108; XIX , 258), «лучшей » — Гера (Ил., XVIII, 364). На противопоставлении идеала божества его негативу построена речь разгневанного Посейдона к вестнице Зевса, богине Ириде. Зевс угрозами пытается заставить Посейдона прекратить ратоборство на стороне данаев, покинуть ахейское воинство; Посейдон отказывается повиноваться, поскольку он равен Зевсу: Так, могуществен он; но слишком надменно вещает, Ежели равного честью, меня, укротить он грозится! Нет, не хожу по уставам я Зевсовым; как он ни мощен, С миром пусть остается на собственном третьем уделе; Силою рук он меня, как ничтожного, пусть не стращает! (Ил., XV, 185—186, 194—116) Логический ход рассуждений Посейдона таков. Зевс — божество «хорошее» («могуществен»...
Входимость: 52. Размер: 87кб.
Часть текста: после свержения Писистратидов с притязаниями знати на власть. И хотя именно ревность угнетенной аристократии привела к падению тиранов, тем не менее возврат к феодальной анархии, господствовавшей до Писистрата, был уже невозможен. Один из Алкмеонидов, вернувшихся из изгнания, Клисфен, который, как и Писистрат, опирался на народные массы в борьбе против остальной знати, сделал последний шаг к устранению ее господства. Он заменил старый порядок четырех аттических фил, каждая из которых была связана родовыми союзами со всей страной, абстрактным принципом чисто регионального членения Аттики на десять фил, разорвавшим старые кровные узы и уничтожившим их политическое влияние благодаря основанным на новой системе фил демократическим выборам. Это означало конец родового государства, хотя нельзя сказать то же самое о духовном и политическом влиянии аристократии. В афинском народном государстве вплоть до смерти Перикла руководящая роль принадлежала знатным, и ведущий поэт юного государства, Эсхил, сын Евфориона, был, — как за столетие до того первый великий...
Входимость: 31. Размер: 98кб.
Часть текста: образов, которые связаны в основном с южной Фессалией и северным Пелопоннесом. Мы видели также, что сюжетами этих сказаний интересовались эолийские и ионийские аэды, которые в своих песнях Давали им поэтическую обработку и подготовили, таким образом, основу для создания более сложных и художественных произведений. В наши цели не входит подробное изложение содержания этих сказаний — интересующиеся могут найти это в специальных сочинениях 1 . Скажем только, что каждая из двух поэм берет лишь небольшие эпизоды из большого цикла. В «Илиаде» рассказывается о событиях десятого года Троянской войны, причем изложение не охватывает последних событий войны и оканчивается смертью и погребением главного троянского воителя Гектора. На все предшествующие и последующие события даются только беглые намеки, свидетельтвующие о том, что общее содержание всего цикла было хорошо известно слушателям. То же самое можно сказать и об «Одиссее», где рассказывается о последних днях странствий героя на обратном пути из-под Трои, о прибытии на остров Итаку и о событиях на Итаке, мимоходом затрагиваются другие события, как, например, приключения Одиссея во время десятилетних странствий (IX — XII), разрушение Трои, возвращение других героев — Нестора, Менелая, Агамемнона (III —IV) и т. д. Мы знаем, однако, что и другие части троянского цикла получили...
Входимость: 28. Размер: 63кб.
Часть текста: едва не был выброшен из города и обречен на изгнание или рабство, на нужду, которая унижает и убивает. Затем, в начале V века до н. э. когда трагедия пережила свое второе рождение, вторглись мидяне и персы со своими неисчислимыми разноплеменными ордами, которые, чтобы прокормиться или просто из желания разрушать, захватывали на своем пути запасы зерна, резали скот, жгли селения и хутора, рубили под корень маслины и, подобно святотатственному бичу, опрокидывали алтари богов и разбивали их изваяния. Афинский народ сначала упорными усилиями, а затем резким рывком сбросил иго угнетателей эвпатридов и расправился с азиатским захватчиком; он вырвал у сил, грозивших его раздавить, демократическую верховную власть и равенство — свою гордость, а заодно и свободу полиса и его территории, национальную независимость. Это воспоминание о героическом веке, когда афинский народ бросил победный вызов подкарауливавшей его смерти, воспоминание об этой затеянной и выигранной — с помощью богов — борьбе, всегда присутствует, хотя бы в виде слабого отблеска, в глубине любой аттической трагедии. В сущности, трагедия есть не что иное, как выраженный поэтическим языком ответ афинского народа на тот исторический нажим, который сделал из него то, чем он стал: защитника демократии (каким бы ограниченным ни был ее базис в ту эпоху) и свободы граждан. Оба первых великих трагических поэта принадлежат к аристократии или буржуазной верхушке. Это, впрочем, не имеет значения. Они прежде всего гениальные поэты, а не богачи или аристократы, они — афинские граждане на службе у полиса. Принадлежность к афинской общине выражает их самую прочную связь с остальными людьми. Свое поэтическое вдохновение они ощущают в себе, подобно огненной лаве, зажженной в них богами: все их искусство направлено на то, чтобы упорядочить этот источник огня, превратить это буйное пламя в благодатное солнце, способное оплодотворить, жизнь их сограждан. Обращение...

© 2000- NIV